Звездные Войны

4 episode

Разбор 4го Эпизода «Звездных войн» «Новая Надежда»

«Быстроходный IV»

После того, как ИЗР подбили двигатель «Быстроходного-4» (Tantive-IV), экипаж последнего стал на защиту своего звездолета, хотя шансов отбить атаку у них не было: численное преимущество атакующих позволяло в буквальном смысле завалить обороняющихся своими телами.

Повстанцы занимают оборону у главного шлюза, но при этом не позаботились ни о создании баррикад из подручных материалов, ни об элементарных укрытиях.

Большинство из них не имеет никакого укрытия от выстрелов и погибнет в первые секунды перестрелки. Кстати кобуры у бойцов мало приспособлены к ношению оружия – при беге они придерживают их рукой, чтобы они не били по ноге, да и быстро извлечь пистолет из такой кобуры проблематично.

Штурмовики Империи, при захвате корвета не оправдывают своего названия, хотя экипированы вроде для проведения штурмовых операций.

Создается впечатление, что их вообще не обучали штурмовой тактике: вскрыв шлюз, они ворвались в полный рост и плотной группой, что их делает групповой целью. Тут лучше подошла бы иная тактика: заброс гранаты в помещение, а после взрыва двое проникают через проход на нижнем уровне, расходясь в стороны и ведя огонь с максимальной скоростью.

Убегая от штурмовиков, трое солдат-повстанцев развернулись и открыли огонь по выбегающим из-за угла штурмовикам. Причем ребята стали так, что у солдата, стоявшего за спинами своих друзей, сильно ограничен сектор стрельбы. А штурмовики вместо того, чтобы сначала метнуть за угол гранату, выбегают чуть ли не в полный рост, да и потом во время перестрелки только один опустился на колено, а остальные продолжали кучковаться и вести стрельбу почти стоя на вытяжку. Интересная деталь: повстанцы грешили тем же. Очевидно, в этой сцене банальная военная логика была принесена в жертву эффектности и красоте композиции (подтянутые, ведущие огонь в картинных позах солдаты, естественно, смотрятся на экране гораздо лучше прячущихся за каждый выступ).

Появление Дарта Вейдера тоже не прошло без казусов – штурмовики, очевидно, выполнявшие обязанности телохранителей (а они вообще нужны ситху?), стоят у Лорда за спиной, делая его, таким образом, открытым для выстрела спереди, а потом следуют за ним в кильватере.

Конвоирование повстанцев было более-менее правильным – один ведет, остальные сбоку и преимущественно сзади.

Во время осмотра «Быстроходного», штурмовики сначала останавливаются напротив прохода, а лишь затем поворачиваются и осматривают его, рискуя получить из бластера между глаз.

Когда же они заметили Лею, которая довольно умно выбрала укрытие – слева от себя, но сильно высунулась, чтобы посмотреть, что творится, ведущий зачем-то повернул голову к соседу, видимо, забыв о комлинке, что дало время принцессе выстрелить. Штурмовику следовало тут же сместиться влево или упасть на колено, стреляя, а не поворачивать голову, отдавая приказы. Остальные же после выстрела продолжали стоять, не воспользовавшись нишами для укрытия, причем стояли одни за другим. Будь у принцессы пистолет помощнее «Защитника», и не побеги она, еще парочка трупов была бы обеспечена. А когда один из штурмовиков подошел к оглушенной Лее, он почему-то не отбросил ее бластер ногой.

Принцессу штурмовики конвоировали почти безупречно, только ручки надо было сковать сзади – если спереди, то у человека может возникнуть желание завладеть оружием конвоира и открыть огонь, ту же ошибку позже совершают и конвоиры на ЗС-1, ведя Лею к Таркину.

Татуин

Теперь перенесемся на Татуин. Первый бой, если можно так выразиться, здесь произошел между Люком и тускеном. Не знаю, почему Люк взял с собой Ц-3ПО, который торчал над гребнем холма (впрочем, как и ствол ружья), демаскируя местоположение наблюдателя, а так же почему при появлении рейдера Скайуокер не воспользовался ружьем по назначению, а пытался ткнуть им тускена словно пикой.

Так же удивляет отсутствие у Люка бластерного пистолета, хотя по идее, данное оружие должно являться непременным атрибутом одежды на планетах Внешних территорий.

На Татуине штурмовики останавливают лендспидер Люка. При этом ребята плотно обступают транспортное средство, а еще трое зашли сзади – рискуя получить серьезные переломы, если пассажиры лендспидера задумают спастись, дав задний ход. Еще один солдат оперся прикладом винтовки об землю. Штурмовикам лучше было бы стать иным образом: командир не проверяет документы, а находится справа-сбоку в 4-5 метрах от машины и не вмешивается в процесс проверки документов. Задача командира – при необходимости прикрыть проверяющего огнем. Проверяющий же подходит справа (штурмовики тут поступили верно), т. к. стрелять правше с разворотом вправо, особенно сидя в кресле водителя, крайне неудобно, и в случае малейшей опасности должен быть готов рухнуть на землю, открыв сектор стрельбы для своих сослуживцев. Третий боец, вооруженный автоматической бластерной винтовкой, позволяющей вести огонь очередями, находится на расстоянии 30 метров впереди по ходу движения и решает исход события огнем при попытке прорваться с места досмотра вперед. Возможен и четвертый боец, отрезающий путь отступления назад, вооруженный аналогично третьему бойцу.

В баре доктор Эвазан, решив немного пострелять, совершил фатальную ошибку: начал поднимать свой бластер, вместо того, чтобы открыть огонь от бедра. Расстояние до Кеноби было такое, что и дитя не промахнется. Вот только в ближнем бою световой меч в руке джедая (ситха) имеет куда больше преимуществ, чем бластер.

Фигуру похожего разлива представляет Гридо. Решив, что с бластерным пистолетом ему море по колено и сам ситх не брат, он начал угрожать Соло. И поплатился. Усевшись для разговора, он не приказал держать Хану руки на столе. Это стало его последней ошибкой в жизни – Хан достал бластер и пристрелил родианца. Причем выстрелил, не поднимая оружие до уровня глаз. Единственное, что можно поставить в вину Соло – это застежка кобуры, которая не расстегивается большим пальцем «стреляющей» руки при обхвате оружия.

Имперские штурмовики при проверке дверей почему-то не смотрят, не попадают ли в случае стрельбы из домов их товарищи под выстрелы, потом становятся напротив двери, причем так, что перекрывают страхующему сектор стрельбы. Двери лучше открывать с помощью длинного шеста или «кошки» или же став сбоку от двери.

Вернемся к Соло. Во время разговора с местным «крестным отцом» он держал свою руку у рукоятки оружия, пока ситуация не прояснилась. То есть, в случае опасности, время, затраченное на извлечение оружия, было бы минимальным – хлястик кобуры был расстегнут.

После удачных торгов Соло с радостью встречает людей, благодаря которым он сначала влипнет в Историю, а потом в карбонит, и начинает уже считать в уме деньги, когда в док без приглашения врываются штурмовики и открывают огонь. Но ребята снова забыли о существовании элементарных правил техники безопасности, и вышли в полный рост. Стреляли они, слегка развернув корпус, что правильно, но стояли слишком близко друг от друга. Первым ворвавшимся следовало бы упасть на феррокрит и открыть стрельбу или спрятаться за ящики, причем сразу, не дожидаясь ответного огня Соло.

Звезда Смерти

Следующее, что достойно внимание – осмотр «Тысячелетнего Сокола» на борту «Звезды Смерти». Меня удивляет, какой офицер отправил в досмотр группу, вооруженную длинноствольной винтовкой? Если случиться заварушка, то она будет только мешать передвигаться и вжиматься в укрытия, да и сквозь дверные проемы проскальзывать с ней крайне неудобно. Пистолеты и десантные карабины куда более эффективны при столкновениях в условиях ограниченного пространства. Второй штурмовик более опытен или лучше слушал инструкторов: оружие держит у бедра (так его труднее выбить противнику) да и его оружие более подходит для данной ситуации.

Охрана у «Сокола» вызвала у меня вопрос – кто ее ставил и с какой целью. По идее, охрана на дверях должна не впускать или выпускать определенный тип людей, гуманоидов и т.д. Эта охрана, по смыслу, должна не выпустить того, кто может прятаться на звездолете, но стоит она спиной к люку. То есть может получить по голове. Далее, скажите, пожалуйста, в какой армии часовой бросит пост и побежит помогать техникам с аппаратурой? Вас поставил сюда начальник караула, и только он имеет право вас послать на уборку картошки или перетаскивание тяжестей. Но не два техника. Позже штурмовики-охранники вновь впали в крайность – наблюдали лишь за входом на «Сокол», забыв о том, что часть экипажа бегает по станции и что им контролировать надо и входы в ангар.

Офицеры на НП являются обычными штабистами. Первый, открыв дверь, впал в ступор и получил от Чуи по голове, второй же вместо того, что бы укрыться за спиной кресла и стрелять из-за нее, встал едва ли не в полный рост. И получил по полной программе. Еще пара замечаний – офицер увидел лишь одного солдата и не подумал, а куда исчез второй?

Интересны кобуры у офицеров. Дело в том, что в отличие от оперативных и полицейских кобур, где время на извлечение оружия должно быть минимальным, военные кобуры больше служат чехлами для переноски оружия и защиты от внешних воздействий, но тут мы не видим этого – пистолет полностью открыт сверху.

Люк, вбегая в НП, не контролирует тыл, а там может появиться парочка «сослуживцев», которые захотят выяснить, почему это их камрад бежит так, словно, за ним гонится стая ранкоров. Ему следовало пройти на НП спокойным твердым шагом, будто его туда вызвали (направили).

Следующий прокол спасателей – поведение при конвоировании. «Арестованному» Чуи почему-то лапы сковали спереди, дав, фактически свободу маневра для этой громилы (что, вообще-то и планировалось), а Хан, то держит ружье как положено, то за цевье или приклад, а то и просто опирается на него.

Далее при выходе из лифта Люк зачем-то вынимает свой Е-11, и любого офицера этот факт должен насторожить – конвоир почему-то вытаскивает оружие лишь в конце пути.

Когда началась перестрелка, часть охранников сглупила: ринулась едва ли не в рукопашную вместо того, чтобы воспользоваться укрытиями: консолью или выступающими стенами камер.

После перестрелки Люку, Соло и Чуббаке следовало сделать по контрольному выстрелу в каждого имперца для очистки совести (по крайней мере, один из конвоиров не был убит, а потерял сознание, упав с лестницы).

Во время прорыва в тюремный блок штурмовики совершили очередную ошибку – после того, как была проделана в двери брешь, внутрь помещения они не швырнули гранат (светошумовых, не говоря уже о боевых), а ринулись сразу во весь рост. В результате самый смелый получил заряд в грудь. Второй штурмовик при преодолении прохода убрал ладонь с рукоятки винтовки, третий штурмовик стал стрелять в проходе вместо того, чтобы на максимальной скорости проскочить его. Загнав Соло, Люка и Лею в коридор с камерами, штурмовики вместо того, чтобы контролировать проход, повернулись к входу, чтобы посмотреть, как будут пролезать его товарищи.

Потом штурмовики пробегали мимо входа в коридор, вместо того, чтобы из-за угла бросить внутрь гранаты.

Во время перестрелки, кстати, Люк не допустил ошибки, столь распространенную среди правшей – не стал стрелять с правой руки т.к. в этом случае сильно высовывался б из укрытия. Скайвокер стрелял с левой руки.

Лея стреляла, развернувшись корпусом к противнику, хотя опытный боец на ее месте сразу нырнул бы в отверстие мусоросборника, как это сделал Люк, не задерживаясь в проходе и боком к противнику (силуэт для поражения выстрелом в этом случае намного меньше).

Вернемся на НП. Обеспокоенные отсутствием связи имперцы направили туда штурмовиков. Те открыли дверь, но при этом столпились друг за другом плотной кучей, явно игнорируя возможную опасность. Первый вошедший не обратил внимания на выступ, за которым мог прятаться враг и выстрелить в спину, но когда Ц-3ПО стал стучаться, штурмовики поступили правильно – заняли позиции слева и справа от двери, взяв внутреннее пространство под перекрестный огонь. Хотя забыли посмотреть, не попадает ли кто-то из своих под огонь из «чулана».

Хэн Соло, подходя к коридору поступил почти правильно: после осмотра левой части коридора ему следовало чуть сдать назад и по дуге пройти вперед, чтобы осмотреть правую.

А вот штурмовики в коридоре выглядели вообще неподготовленными и расслабленными – у командира карабин опущен вниз, при появлении противника он решил сообщить солдатам, что противник перед ними и надо стрелять, хотя должен был открыть сразу огонь и сместиться с линии огня своих бойцов. И пока он говорил, Хэн без слов отправил его к праотцам, а затем погнал остальных по коридору (т.е. провел психическую атаку). Штурмовики, преследовавшие Люка и Лею, также не показывали особого мастерства ведения боя в помещениях: то выскакивали в полный рост из-за угла, то вели огонь стоя, хотя лучше было бы опуститься на колено или вообще лечь.

Хан, убегая от бывших сослуживцев, отстреливался, разворачиваясь лицом к противнику, хотя тут можно было стрелять, выставив ствол карабина назад, и зажать его плечом, правда, подобная стрельба подразумевает большой навык в обращении с оружием, но в данном случае это не существенно – тут главное было не попасть, а задержать противника, создав большую плотность огня.

Последняя перестрелка возникла в ангаре.

Штурмовики, развернувшись на крик Люка, тут же открыли огонь, но стреляли стоя, почти не сходя с места, вместо того, чтобы стрелять и бежать к укрытиям. Хотя Люк тоже был хорош – стоял как истукан, а потом вел огонь, не сходя с места, и полностью развернувшись противнику.

Автор: Стархантер

Обсудить на форуме

↑ Наверх