Звездные Войны

Часть 3. Боевые ездовые животные Гунганской Великой Армии

Для неподражаемого Ходжи Насреддина наилучшим ездовым животным был и остается самый обычный осёл. Вот только ездил он на нём задом-наперед. Читай сказки, это интересно!

Наибольшее разнообразие боевых ездовых животных, среди всех известных армий ДДГ, наблюдалось у расы гунган. Если только не учитывать вонгов, у которых вся «техника» была из плоти и крови, в том числе космическая.

Тема животных в Гунганской Великой Армии (Gungan Grand Army) хорошо раскрыта в многочисленных источниках. Больше всего информации по данной теме нам предоставляет старая и многими уважаемая стратегическая игра «Galactic Battlegrounds». Не меньше ценной информации содержится в справочниках и энциклопедиях, таких как «The Wildlife of Star Wars», «Secrets of Naboo», «The New Essential Guide to Alien Species» и других.

Прежде чем описывать гунганских боевых животных, стоит дать небольшую характеристику самой расе. Для начала хочу отметить, что большинством рас и народов галактики, из числа тех немногих, кто знал о существовании этой расы, воспринимали гунган как примитивных дикарей, живших уединенно среди болот и лесов. Даже сами жители Набу человеческой расы, многие из которых за всю свою жизнь могли не встретить ни одного гунгана, также считали эту расу примитивной. Это было плотно укоренившееся заблуждение, единственным объяснением которого может быть тот факт, что колонисты практически не интересовались, как именно живут их соседи по планете.

Да, на первый взгляд гунганы могли показаться забавными дикарями. Они ездили на животных, вместо спидеров, жили неведомо, где среди болот и лесов, даже не пытаясь сооружать величественные каменные постройки, были вооружены копьями и примитивным, на первый взгляд, метательным оружием, не обращая особого внимания на бластеры и даже огнестрельное оружие. Ко всему прочему жили уединенно, не предпринимая серьезных попыток наладить устойчивые торговые сношения с набуанскими колонистами.

традиционное оружие гунган

Но, в тоже время, нельзя сказать, что галактика ничего не знала о гунганах. Редкие и несмелые попытки изучить эту расу предпринимались некоторыми ксенобиологами и ксеносоциологами галактики. Известно, что в обширной базе данных «Republic Xenosociological Database», под индексом ORT831-23,794,928/1N, содержались данные о культуре гунган и социальном устройстве их общества. Неполные данные, стоит отметить. В базе данных даже не было сведений о литературных произведениях гунган. Например, о эпической поэме «Das Depu Epu Sea» (Deep Dark Water). Несмотря на желание большинства гунган жить обособленно, они не проявляли агрессии к представителям иных рас, если те, разумеется, не приходили в их леса и болота с оружием. К любому чужаку болотные обитатели относились настороженно, но только до того момента, пока пришелец не доказывал делом, что не представляет для гунган и их культуры никакой угрозы.

Вероятно, больше информации галактической науке о гунганах предоставил именитый филолог Бурро Флатс (Burro Flats), работник архивов Баобаб (Baobab Archives) с планеты Манда (Manda). Он изучал древний гунганский язык на основе так называемых Гунг Плит (Gung Slabs) – группе монолитов, найденных исследователям на Набу среди древних поселений. Бурро каталогизировал древний язык и даже сумел составить небольшой словарь древнего гунганского языка. Хотя практической ценностью словарь почти не обладал, так как к тому моменту гунганы практически повсеместно использовали бэйсик (общегалактический язык) в несколько искаженном его виде, изредка вплетая анахронизмы из древнегунганского. Совсем иной была ситуация с техническими достижениями гунганской расы, которые, по всей видимости, не интересовали исследователей.

Джедай гунган верхом на кааду (фанарт)

Такое непростительное невнимание ко всем граням гунганского общества выглядит более чем странным. В том числе по причине того, что некоторые гунганы покидали пределы галактики и, более того, некоторые из них даже служили в Ордене Джедаев. Известна пара джедаев гунганской расы: рыцарь Кин-Я Досун (Kin-Ya Dosun) и его падаван Коса-Инь Хаду (Kosa-Yin Hadu). Правда, последний недолго носил джедайский халат. Еще будучи падаваном он пал на темную сторону и присоединился к ситскому культу Верующих (Believers).

Как вы наверняка заметили при просмотре I эпизода, мнение о примитивности гунган было ни на чем не основанным массовым заблуждением, которое вышло боком даже Торговой Федерации, явившейся на Набу с высокотехнологичной армией дроидов.

Гунганы были самобытной и высокоразвитой расой. Они строили свои подводные и надводные города из практически неизвестного колонистам Набу сине-белого слизистого сырья, которое гунгны добывали на большой глубине в океанах и глубоководных реках. Гунганские мастера, за много тысяч лет проб и ошибок, научились придавать этому вязкому материалу практически любую форму и добиваться хороших показателей по прочности и весу. Из глубоководного сырья была изготовлена большая часть гунганского оружия и снаряжения, в том числе знаменитые шары бума (booma) где основным поражающим элементом была жидкая плазма с глубины океанов.

Теперь перейду к описанию гунганского военного дела.

Набу богатая и плодородная планета с большим количеством природных ресурсов и весьма разнообразной флорой и фауной. Большинство добываемых ресурсов и пищи, интересовавших гунган, находились под водой или на поверхности, в районе болот, в устьях рек и на глубине рек и морей. Гунганы старались селиться поближе к этим ресурсам, основывая надводные, подводные и наземные города среди лесов, болот и рек. Равнины и горные местности гунганы считали опасными для жизни и к тому же лишенными необходимых ресурсов.

Район обитания оказал самое непосредственное влияние на формирование облика гунганской армии. Необходимость охотиться и сражаться преимущественно в труднопроходимых густых лесах и среди болот обусловили, большую роль пехоты, а необходимость патрулировать большие пространства, с целью защиты поселений от диких зверей и не прошенных гостей вынудили создать значительные по численности отряды конницы. Насколько можно судить из имеющихся материалов, численность кавалерии не превышала 20-30% от общей численности войск в гунганских армиях.  

Вооружение всадников практически не отличалось от вооружения пехоты, если не считать тяжелой кавалерии речь о которой пойдет далее. Основным оружием большинства гунганских воинов были атлатль (atlatl). Пусть вас не смущает «земное» название этого оружия. В реальности атлатлем называют копьеметалку – древнейшее и простейшее средство для метания дротиков и легких копий. Атлатль представлял собой короткую булаву, с выемкой для энергетических шаров бума на одном из концов, массой до 1.5 кг. Атлатль изготавливался из дерева и иногда оковывался металлом или другим схожим по прочности материалом. Атлатли были оружием двойного назначения. В основном их использовали как средство для метания бума. Опытный гунганский воин мог поразить цель на дистанции в 100 метров с удивительной точностью. Стоит отметить, что искусством владения атлатлем гунганы обучались едва ли не с пеленок. А само оружие было распространено практически повсеместно. Даже гунганские жрецы носили на поясах атлатли, хотя и не использовали их по прямому назначению.

атлатль

Альтернативным способом применения атлатля был ближний бой, где это оружие использовалось в роли булавы. Кстати, сражаться в ближнем бою можно было и со снаряженным атлатлем. При контакте с целью шар взрывался, не повреждая руку воина (направленный взрыв). Атлатли часто использовались совместно с энергетическими щитами. При этом наличие в одной руке щита не мешало гунгану перезаряжать атлатль.

Пехотинцы носили приготовленные к бою бума в наплечных или поясных сумках. Остальные шары могли переноситься в рюкзаках или во время боя подноситься подносчиками боеприпасов. Был и еще один интересный вариант перевозки боеприпасов. Некоторые гунганы возили бума в тележках перед собой. Метод примитивный, но в случае боя строй против строя, где воины были вооружены преимущественно оружием ближнего боя, такие вот «гранатометчики» могли значительно проредить вражеский строй. Всадники возили бума в поясных или в седельных сумках.

Бума, используемые пехотинцами и всадниками, были небольшими по размеру и массе (350 г.), но содержали достаточно мощный заряд высокоэнергетической плазмы, заключенный в тонкую органическую оболочку. Одного попадания бума было достаточно, чтобы нанести тяжелое ранение или даже убить не только человека (или гунгана), но и крупное животное или вывести из строя дроида. В случае с последним, плазма, содержащаяся в бума, прожигала корпус, а энергетический всплеск мгновенно сжигал электронную начинку дроида.

Гунганский воин вооруженный цестой

Вторым по распространенности гунганским оружием были цесты (cesta), представлявшие собой деревянное копье, массой около 1.8 кг., с наконечниками различного типа. Цестой называли целый класс оружия двойного назначения. Наиболее распространенными были цесты с энергетическими наконечниками (силовые копья) и выемками для шаров бума. Шары, при помощи цесты, опытный воин мог бросать на расстояние до 120 метров. Хотя в роли метательного оружия цесты использовались реже атлатлей по причине длительной перезарядки. Иногда встречались цесты с простым граненым металлическим наконечником или ударной частью в виде серпа. Последние могли использоваться в качестве алебарды. На представленных иллюстрациях цесты можно заметить на вооружении пехоты и всадников.

Еще одним распространенным оружием ближнего боя были полноценные энергетические шесты (еlectropole), которые уместнее было бы называть энергетическими копьями. Это оружие, массой 1.3 кг, в боевых действиях использовались исключительно легкой кавалерией.

Оружие имело применение и в мирное время. Шесты-копья, выставленные на минимальную мощность, использовались гунганскими пастухами, выпасавших шааков на берегах рек и на полях.

Известно, что древние гунганы, по крайней мере до Войны Племен, использовали еще и арбалеты. Но в период вторжения войск Торговой Федерации на Набу это оружие не использовалась по неизвестным причинам. 

Бластерное оружие, до интервенции ТФ на Набу, гунганы применяли крайне редко. В основном бластерные ружья и пистолеты появились на вооружении гунган во время Войн Клонов и в период имперского владычества. Те немногие гунганы, кто в ранние годы Империи решился выступить против имперского гарнизона с оружием в руках, часто использовали бластеры. Правда, им это не помогло. До зубов вооруженные штурмовики с легкостью подавили робкую попытку восстания, метко перестреляв зачинщиков и наиболее непримиримых воинов.

О существовании огнестрельного оружия на вооружении гунган можно только догадываться. Скорее всего, некое его подобие существовало. На эту мысль наводит наличие у гунганских разведчиков легкого стрелкового оружия, выстреливавшего небольшие метательные заряды.

Имперские штурмовики уничтожают гунганских партизан

В качестве защитного снаряжения использовались металлические пластинчатые доспехи. Тяжелых лат, покрывавших все тело, гунганы не носили. Скорее всего, это было связано с тем, что гунганы, в том числе во время боевых действий, много времени проводили в воде, где гибкость и вес снаряжения и одежды имели большое значение. О том, почему не стоит плавать в доспехах (тем паче зимой), могли бы поведать рыцари ливонского ордена, в 1242 году отправившиеся кормить раков на дно Чудского Озера.

Как правило, защитный комплекс гунган ограничивался кирасами и небольшими наплечниками. Основным защитным снаряжением пехоты были энергетические щиты, надежно защищавшие воина от металлических метательных снарядов и энергетического оружия (например, бластерных выстрелов). Насколько можно судить из имеющихся материалов, щиты использовались исключительно пехотой. 

Планета Набу только на первый взгляд казалась райским местом. В свое время гунганам пришлось потом и кровью с оружием в руках отстаивать свое право на существование на земле и под водой. Длительное время наиболее опасным противником гунганов были крупные четвероногие плотоядные хищники бурса (bursa), рассматривавших древних предков Джа Джа Бинкса как неплохой деликатес. Бурса часто нападали на гунганских пастухов и их стада, могли истребить небольшую группу гунганских фермеров или собирателей и даже разоряли гунганские деревни и города. В течение, как минимум, нескольких сотен лет гунганы вели беспощадную войну против бурса и в итоге едва не истребили всех хищников. С тех пор бурса присмирели и особо не беспокоили гунган.

Амаранец и дрессированный бурса

Уже тогда прекрасным средством охоты на быстрых и сильных бурса была кавалерия верхом на кааду (kaadu). Всадники могли стремительно напасть на бурса и столь же быстро отступить. В пост-руусанский период бурса, благодаря торговцам дикими животными, стали постепенно распространяться по галактике, что позволило восстановить их популяцию. На самом Набу, в период Войн Клонов, бурса считались вымирающим видом.

В последующие тысячи лет гунганы в основном воевали между собой и с дикими животными, наибольшую опасность из которых представляли вирмоки (veermok) – небольшие четвероногие хищники. Вооруженные стычки с колонистами случались редко.

Воин бросает атлатлем шар бума

В течение всей своей истории гунганы не имели регулярных вооруженных сил, если только не считать таковыми немногочисленные отряды гвардии, охранявшие покой горожан и гунганской аристократии в мирное и военное время. Великая Армия была по сути своей народным ополчением (militiagungs), собираемым только в случае возникновения угрозы одному или нескольким гунганским городам или для истребления расплодившихся хищников, угрожавших пастухам, фермерам и рыбакам. Как правило, ополчение формировалось из добровольцев мужского пола. Но в случае серьезных конфликтов, таких как вторжение Торговой Федерации, «под ружье» призывались все; и стар и млад.

Несмотря на отсутствие регулярной армии, все гунганы хорошо владели традиционным оружием своей расы, часто неплохо управлялись с верховыми животными и были полны решимости защищать родную землю. Оружие хранилось в городских арсеналах и могло быть роздано населению за считанные дни. Нередко оружие (не считая энергетических шаров) гунган хранил у себя дома.

Военно-промышленного комплекса с серийным производством оружия и снаряжения у гунган никогда не было. Все оружие и доспехи изготавливались вручную. Из-за этого цесты и атлатлы разных городов могли несколько отличаться по размерам. Каждое личное оружие гунганы украшали резьбой, гравировкой и письменами. 

Кааду

Наиболее известным и самым распространенным боевым ездовым животным гунган были кааду. Их вы могли видеть в I эпизоде Новой Трилогии. Кааду являлись двуногими травоядными рептилиями. Средний рост кааду в холке достигал 2.24 метра. Кааду небольшого роста использовались легкой кавалерией и в качестве ездовых животных пастухов или посыльных. Крупные кааду использовались тяжелой кавалерией.

Кааду были очень быстрыми и выносливыми животными. Тренированный ездовой кааду разгонялся до 80 км/ч и мог двигаться с такой скоростью довольно долго по пересеченной местности. Всадники на кааду (в отличие от земной конницы) хорошо чувствовали себя в густых лесах. Небольшим и ловким кааду не составляло труда лавировать между кустов и корней деревьев не спотыкаясь об них или о норы мелких грызунов. Единственное, о чем вынужден был думать гунган скакавший на кааду по лесу – как бы случайно не «встретить» мордой ветку.

О значимости кааду в жизни гунган говорит многое, в том числе их мифология. Согласно верования гунган, их боги, многие их которых покровительствовали силам природы, обитают в прекрасном подводном волшебном городе Оссорусе (Ossorus), который защищают гигантские подводные монстры и могучие рослые воины гунганы верхом на своих верных кааду. Там же обитает и верховное божество, которого гунганы называют Ома-Ома. Согласно верованиям гунган, Ома-Ома является создателем всего живого на Набу, в том числе кааду.

И пусть вас не смущает «подводная конница» в этом волшебном городе. Подводный город не напоминал собой «подводный оленеводческий колхоз» из смешной адаптации I эпизода от Дмитрия Пучкова (он же «Гоблин»). Кааду иногда содержались в стойлах подводных городов. Их перевозили на поверхность грузовыми бонго. В частности, всадников на кааду в подводном городе вы могли видеть во все том же I эпизоде, когда джедаи и Джа Джа Бинкс прибыли в город.

Легкая кавалерия на кааду преимущественно вела ближний бой с использованием цест и энергетических копий или забрасывала противника с небольшого расстояния шарами бума при помощи атлатлей. В период боевых действий кавалерия производила разведку, совершала дерзкие и стремительные налеты на противника, обеспечивала прикрытие пехоты с флангов, осуществляла фланговые удары и преследовала отступающего противника. Кроме всего перечисленного, кааду всегда использовались гунганскими военачальниками. Из седла можно было легче руководить войсками и при этом постоянно находится на виду своих воинов. Кстати, сигналы солдатам офицеры отдавали при помощи жестов, свистков и рогов.

Когда Торговая Федерация вторглась на Набу, всадники на кааду были одной из важнейших боевых единиц гунганской армии. Причем роль кавалерии в этом конфликте была значительно выше предыдущих войн. Партизанский характер боевых действий с отрядами дроидов требовал высокой мобильности, какую могла обеспечить только кавалерия. А вот когда дело дошло до сражения на открытой местности с армией дроидов, по всем правилам гунганского военного искусства, кавалерия оказалась малоэффективной. Атаковать плотный строй дроидов В1, вооруженных бластерами, было подлинным самоубийством.

Существовала также тяжелая кавалерия на кааду. Всадники тяжелой кавалерии не вели ближний бой, предпочитая уничтожать противника огнем из легких пушек, установленных на спинах кааду. Пушки представляли собой метательные устройства, выстреливавшие шары бума. Тяжелая кавалерия была высокомобильным средством огневой поддержки пехоты и средством борьбы с небронированной техникой и легкой бронетехникой. Броню танков ААТ пушки-бума не пробивали, но для дроидов на спидерах и для пеших дроидов были страшным оружием. Особенно эффективными были смешанные отряды легкой и тяжелой кавалерии. 

Завершая описание кааду, хочется обратить внимание на одну интересную деталь. В I эпизоде вы наверняка заметили роскошные длинные перья, прикрепленные к седлу позади всадника. Эти перья принадлежали гигантским птицам гофф (goff), также известным как тайтавиан (titavian), обитавшими на Набу. Перья были не просто украшением. Они были символом того, что всадник является ловким воином и наездником, умеющим управлять не только быстроногими кааду, но и крылатой айвой. На представленной ниже иллюстрации вы можете видеть исполнение этого обряда, а заодно оценить размеры крыла величественной набуанской птицы. На первый взгляд обряд был прост как логика гаморреанца: подлететь на айве к летящей птице и, привстав в седле, схватить перо. Но ранкор кроется в деталях. Во-первых, до гоффов еще нужно было умудриться добраться. Эти птицы жили на вершинах самых высоких гор Набу, часть из которых возвышалась посреди океанов. Даже долететь на айве до мест обитания гоффов было приключением, достойным длинного рассказа в кантине за кружкой крепкого напитка. Во-вторых, от гунгана требовалась недюжинная сила, чтобы вырвать перо из крыла летящей птицы, немалая ловкость, чтобы, привстав в седле, умудриться не свалиться с айвы (парашюты гунганы не носили) и, конечно же, от гунгана требовалась храбрость, так как мало кто мог решиться на столь рискованный поступок. Гоффы не были агрессивными птицами, но вполне могли случайным взмахом крыла сбить седока или, завихрениями воздушного потока, отправить в штопор айву вместе с гунганом. Немало гунганов погибло в ходе этого испытания, но на тех кто выжил и вернулся в родные племена из опасного путешествия с драгоценными перьями, смотрели с уважением и восхищением.

Гунганы, верхом на айвах,
и обряд получения заветных перьев

Добытые перья гунганы крепили к седлам своих кааду. Это было равносильно медали или ордену. Каждый гунган, видевший такого наездника, понимал, что перед ним умелый и храбрый наездник (читай – умелый воин). И вот тут небольшое «но». Отважный капитан Росс Тарпалс – один из командиров гунганской армии в битве с дроидами Торговой Федерации – по праву прикрепил к своему седлу перья гофф. А вот сидящий рядом с ним непутевый и немного трусливый Джа Джа Бинкс гигантских птиц гофф отродясь не видел. Ему достался чужой кааду с чужими перьями, что вызывало неодобрительные взгляды старых и опытных гунганских воинов, наслышанных о «подвигах» Джа Джа Бинкса.

Свифт

Еще одним ездовым животным, использовавшимся гунганскими воинами, были свифты (swift) – низкорослые ящерицы, высотой не более полутора метров и длиной около 4 метров (с учетом хвоста). Кааду кого угодно могли удивить своей скоростью, но по сравнению со свифтами даже они казались медлительными черепахами. Свифты могли развивать скорость, сопоставимую с некоторыми лэндспидерами, были достаточно выносливыми, чтобы бежать без остановки десятки километров, а за счет мощных ног, без особого труда перепрыгивали препятствия. Гунганы использовали свифтов для разведки и доставки курьерами срочных посланий. Из-за малой грузоподъемности, свифты были непригодны для непосредственного ведения боя. Впрочем, даже гунганские разведчики и следопыты неизменно вооружались стрелковым оружием (вероятно, огнестрельным). в отличие от кааду, свифты использовались редко.

Лерраа

Еще одними малораспространенным ездовым боевым животным гунганской армии были лерраа (lerraa) – крупные четвероногие рептилии с длинным массивным хвостом, обитавшие среди болот Набу. Лерраа имели очень сильные лапы, крепкие спины и могли похвастаться хорошей выносливостью. Их можно было в равной мере использовать для перевозки телег, груженых товарами на продажу, и в роли легких САУ (самоходных артиллерийских установок). Гунганы устанавливали на лерраа противотанковые бума-пушки, снаряды которых уверенно прожигали броню тяжело бронированной техники.

К сожалению, обученных лерраа у гунган всегда было мало. Лерраа даже не были основными «противотанковыми самоходками» Великой Армии в межплеменных войнах и в противостоянии с войсками Торговой Федерации, хотя в некоторых боях сумели продемонстрировать дроидам свою эффективность в уничтожении танков ААТ и бронетранспортеров МТТ.

Фамбаа

Наиболее крупными распространенными боевыми животными Гунганской Великой Армии были фамбаа (fambaa) – огромные травоядные чешуйчатые рептилии. Средний рост взрослого фамбаа достигал 9 метров. Фамбаа не могли похвастаться скоростью, но были невероятно сильны и выносливы. Гунганы издревле использовали добродушных фамбаа в качестве тягловых животных для перевозки самых различных грузов. На войне фамбаа пригодились в качестве мобильной платформы для тяжелой артиллерии, в особенности крупнокалиберных бума-пушек. Правда, в фильме (I эпизод), мы наблюдали фамбаа в иной роли – носитель генератора защитного поля.

Живые САУ ограниченно применялись в боевых действиях против дроидов Торговой Федерации в 32 году ДБЯ. Их медлительность и заметность мешали ведению маневренной партизанской войны. В известной битве на равнинах, виденной нами в фильме, активированный дефлектор защищал гунганскую армию от шкального обстрела пушками танков ТФ. Только после уничтожения проектора щита на нескольких фамбаа, бой, из хорошо организованной схватки пехотных шеренг, перешел в свалку, где каждый был сам за себя. А закончилась битва известным «бальшим кирдык» и «поломанными машинками».

Дикие и одомашненные фамбаа встречались не только на Набу. За тысячелетия, прошедшие с момента их одомашнивания, фамбаа были экспортированы на десятки (если не сотни) планет галактики. Там фамбаа тоже нашлось достойное применение в народном хозяйстве и в военном деле. Так, повстанцы Ондерона, сражавшиеся против военной хунты, захватившей власть при поддержке КНС, использовали своих тягловых фамбаа в роли платформ для установки артиллерийских орудий большого калибра.

Залааки

Самым редким ездовым животным гунган были залаака (zalaaca) – крупные четвероногие хищники, обитавшие преимущественно в районах горных рек, среди горных лесов и озер. Залааки были быстрыми и сильными хищниками. Они имели мощные челюсти с острыми зубами, острые когти и массивный хвост, который сам по себе был оружием. Хвост, выглядевший как кожистый плавник, использовался залааками во время охоты на водных обитателей и в качестве балансира, помогавшего поддерживать равновесие на поворотах и в прыжках. Залааки прекрасно видели в темноте, чего нельзя было сказать о кааду.

Залаак самка

Казалось бы, залааки были идеальными ездовыми животными. В отличие от почти беззубых кааду, они могли разорвать противника зубами и когтями, а благодаря хорошему зрению, отряд всадников мог почти беззвучно и незаметно для противника совершать марш-броски в ночное время по труднопроходимой местности. Но приручить залааков было непросто. Даже молодая особь трудно поддавалась дрессировке. В некоторых племенах гунган, существовал обряд приручения залааков, как испытание для истинных воинов. Но была еще одна проблема. В дикой природе залааки и кааду были естественными врагами. Первый был хищником, а второй – добычей. Соответственно, смешанные подразделения всадников были попросту невозможны. Даже если отряды кавалеристов на залааках и кааду действовали неподалеку друг от друга, залааки начинали точить зубы на кааду и недвусмысленно облизываться, в предвкушении сытного обеда, а кааду, в свою очередь, в панике разбегаться.

Если же гунгану удавалось подчинить себе залаака, он получал не только уважение соплеменников, но и верного скакуна, достойно служившего хозяину до конца дней своих. Обученный ездовой залаак рвал противников на части зубами и когтями, выбивал врагов из седел ударами хвоста, а в случае тяжелого ранения хозяина, без команды, мог вывести его на своей спине или вынести в зубах с поля боя. А уж для врагов на кааду, всадники на залааках и вовсе были ночным кошмаром. Дело могло даже не дойти до ближнего боя; целый эскадрон кааду мог попросту разбежаться, унося куда подальше своих удивленных седоков.

Залаак самец

Но не одной кавалерией, во всем ее великолепии и многообразии, могли удивить своих врагов гунганы. Обитатели Набу изредка направляли против врагов живые тараны, применявшиеся для разрушения укреплений, пробивания дыр в стенах и создания брешей в монолитном строю пехотинцев. Животные сии звались церрабор (cerrabore). Эти болотные животные обладали очень прочными черепами, природная агрессивность позволяла им не бояться огня со стороны противника, а толстая шкура надежно защищала от шаров бума и даже от бластерного огня (хотя и недолго).

Фалумпасеты

Завершают арсенал гунганских наземных боевых животных крупные млекопитающие, известные как фалумпасет (falumpaset). Рост взрослого фалумпасета в холке достигал 3 метра, при этом масса тела не превышала 400 кг. То есть фалумпасеты были крупнее, но легче земных лошадей, если исходить из пропорций.

В мирное время добродушные, медлительные и трусливые фалумпасеты таскали телеги с разномастным скарбом, а в военное использовались в роли грузовиков, для перевозки имущества воинов, боеприпасов, оружия и пр. Иногда фалумпасеты таскали гунганские энергетические катапульты, выстреливавшие во врагов шары бума большого калибра. Кстати, отсек с боеприпасами одной из таких катапульт случайно открыл косолапый Джа-Джа Бинкс во время битвы, из-за чего крупнокалиберные бума покатились по полю боя, очень вовремя выводя из строя танки Торговой Федерации.

Но и на этом количество прирученных боевых животных гунганов не заканчивается. Переходим к гунганским военно-воздушным силам, как бы странно не звучал этот термин в отношении гунган.

Акванна

Самым крупным боевым летающим животным гунганов были акванна (aquanna). Внутренние полости этих животных могли заполняться воздухом или, вероятно,  легкими газами, вырабатываемыми самим животным. Одомашненные акванна, с прикрепленными гондолами, представляли собой живые дирижабли. Когда дело доходило до войны, гунганы устанавливали на акванн бума-пушки, таким образом, превращая их в живые атмосферные боевые корабли, представлявших огромную опасность для скопления пехоты, кавалерии и оборонительных сооружений.

В боевых действия акванна применялись очень редко. В защите Набу от дроидов ТФ в 32 году ДБЯ практически не участвовали. Да и участие акванн в Войнах Клонов, во время событий на Набу, тоже было незначительным.

Дансенн

Столь же редко встречались другие живые дирижабли гунган, известные как дансенн (dunsenn). Внешне они выглядели как огромные летающие рыбы, хотя водными существами не были. Полости в телах в огромных, но хрупких телах дансеннов также наполнялись газом. Перемещение в воздухе осуществлялось за счет взмахов крыльев, внешне напоминающих плавники рыб. Гунганы изредка использовали дансеннов для перевозки людей и грузов. Для этого к брюху дансенна крепились несколько сферических гондол. В боевых действиях дансенны участия практически не принимали.

Более распространенными воздушными боевыми единицами гунган были транты (thranta) и айвы (aiwha). В отличие от предыдущих, эти животные не были местными. Неизвестно, когда именно первые транты и айвы были импортированы на Набу. Местные колонисты человеческой расы практически не использовали этих животных, а вот гунганы сумели найти им достойное применение. Гунганы использовали их для ведения воздушной разведки, в качестве атмосферных истребителей и в роли бомбардировщиков. Об айвах было сказано выше, а о трантах будет сказано далее.

В годы межплеменных войн гунганская живая авиация была весьма эффективной, но во время интервенции ТФ их боевая ценность была минимальной. Сравнительно тихоходные живые истребители не могли на равных противостоять дроидам-истребителям Торговой Федерации.

Подводя итог, можно смело заявить, что у гунган была самая многочисленная и разнообразная кавалерия среди всех известных рас. В этом свете особенно странным выглядит тот факт, что гунганы так и не смогли приручить ни одну из рыб или гигантских подводных тварей, в изобилии обитающих на больших глубинах в реках, морях и океанах Набу. Вся надводная и подводная техника гунганов была представлена искусственно созданными плавсредствами, являвшимися разнообразными версиями бонго.

Читать далее...

Обсудить на форуме

↑ Наверх