Звездные Войны

Межрасовые конфликты и войны на почве ксенофобии. Глава 2

Читая первую часть статьи, вы наверняка обратили внимание, что хатты были обороняющейся стороной, защищающей свои земли и земли своих союзников от республиканской оккупации и геноцида.

Но толстенькие слизни отнюдь не были миролюбивыми лапочками. Пацифисты не создают могущественные империи и не превращают многочисленные народы в своих вассалов или даже рабов. В истории хаттов тоже были войны, одной из причин которых была ксенофобия, основанная на чрезмерном самомнении хаттов, традиционно считающих себя умнее, сильнее и талантливее всех остальных рас вместе взятых. Впрочем, глядя на большинство вассалов и рабов хаттов, можно смело заявить – у них были все основания так думать. 

Хатты могли похвастаться одной из древнейших высокоразвитых цивилизаций Галактики, смотревшей на всех остальных как на… совокупность отходов жизнедеятельности. Но они на этом поприще не были первопроходцами. Первыми ксенофобами всея Далекой-далекой Галактики были раката. Путь раката к величию не был связан с длительной созидательной деятельностью и поэтапным развитием в изоляции от других разумных рас. Можно сказать, им повезло. Однажды через Врата Бесконечности (Infinity Gate) – рукотворный межзвездный портал – на Лехон, прародину ракат, прибыли ква. Горбатые синекожие рептилоиды с плоскими лицами находились на невероятно высоком культурном и технологическом уровне развития, являясь одной из величайших древних рас Галактики. Миролюбивая раса ква многому обучила любознательных раката, от методик обработки материалов и строительства машин до искусства управления Силой. К сожалению, для миллиардов обитателей ДДГ, добродушные ква не распознали истинную сущность раката. Будучи по своей природе хитрой, воинственной и жестокой расой, раката с благодарностью перенимали знания пришельцев. Перенимали лишь затем, чтобы обратить знания против своих же учителей. Ква стали первой жертвой ракатанцев и с трудом сумели избежать полного истребления.

Флот Бесконечной Империи раката 

Вооружившись знаниями, навыками и технологиями, о которых их предки могли только мечтать, раката возомнили себя хозяевами вселенной. Ксенофобия не была главной причиной экспансии уроженцев Лехона, но являлась моральным обоснованием агрессии против иных рас.

Государство ракатанцев, названное ими Бесконечной Империей (Infinite Empire) следующие сотни лет постоянно увеличивалось в размерах и мощи. Ракатанцев не интересовало, на каком уровне технического или культурного развития находятся покоряемые ими народы. Ни с одной из рас они не пытались заключить мирный договор. Раката были нужны только новые рабы для удовлетворения своих непомерных амбиций, новые территории для расширения своих поселений…и плоть некоторых рабов, призванная украсить столы предоров и иных вождей кровожадного народа.

Например, когда Бесконечная Империя завоевывала расу кумумга, проживавшую на Татуине, ракатанцам даже в голову не пришло, что с этой высокоразвитой расой можно не только воевать, но и торговать. Подробнее о кумумга вы можете прочесть в этой статье

Некоторые планеты ракатанцам были нужны только для проведения экспериментов. Например, Кашиик, родина великанов-вуки, использовалась поработителями как… большой ботанический сад. Именно раката и их машины, занимавшиеся терраформированием, несут ответственность за появление на Кашиике огромных деревьев врошир, достигавших нескольких километров в высоту и до пары сотен метров в диаметре. 

Что интересно, численность расы не поспевала за их завоевательными аппетитами. Так, ко времени гибели государства в состав Бесконечной Империи входили всего лишь 500 планет, на которых проживали 10 млрд. ракатанцев и 1 трлн. рабов.

Раката и порабощенная раса кумумга 

Древние предки разумных двуногих обезьян (более известных как люди) отметились ксенофобскими настроениями задолго до начала исследования космического пространства и изобретения гипердвигателя. За много тысяч лет до создания Галактической Республики планету Нотрон (Notron) – будущий Корусант – населяли две расы: люди, называвшие себя желл (zhell), и тонги (taung). Перманентное противостояние между двумя непохожими, но в равной мере воинственными расами длилось тысячи лет. Хрупкий мир если и устанавливался, длился недолго. Тысячи лет на Нотроне сверкали мечи, свистели стрелы и гремели латы.

Война началась за 200 000 лет до Явина, а закончилась между  93.000-95.000 ДБЯ. В этот период наверняка можно было услышать от каждого желла фразу «хороший тонг – мертвый тонг». Завершилось противостояние полным поражением тонгов и их изгнанием за пределы Нотрона. Беженцы осели на ничейной планете, находящейся за многие тысячи световых лет от Нотрона. Планета получила имя Мандалор, в честь одного из вождей тонгов. 

На память потомкам о длительной войне осталась эпическая поэма «Дха Уерда Верда» (Dha Werda Verda), сочиненная неизвестным тонгом (или группой тонгов) после громкой победы, едва не закончившейся полным истреблением желл. Название песни переводится как «Ярость воинов-теней» (Rage of the Shadow Warriors).

Что интересно, это произведение изучали в большинстве школ Корусанта даже во времена Войны Клонов, хотя древний мандалорский язык в те времена не знали даже сами ведроголовые. Текст заучивали наизусть, как дань памяти древним событиям, истинную историю которых многие жители ДДГ уже позабыли. Даже не всем историкам было известно об этой войне. Данные, увы, были утрачены. . Послушать «Дха Уерда Верда» можно тут.

Люди осаждают крепость тонгов

От «времен древних и прекрасных» обратим внимание на новейшую историю ДДГ, не менее прекрасную.

Вскоре после того, как отгремели последние залпы эпической битвы за Руусан, мечи нырнули в ножны, а бластеры заняли свое место в кобурах, Галактическая Республика начала стремительно меняться. Период тысячелетнего противостояния, известного как Новые Ситские Войны (New Sith Wars) победоносно завершился: ситхи были разгромлены, вооруженные силы распущены, вместо Ордена Джедаев Республикой теперь руководят «простые смертные» без дара Силы. Казалось бы, в Галактике наступили мир, да благодать и бед не видать. Но не тут-то было.

Вскрылись старые раны межрасовых конфликтов. Некоторые государства и целые расы, давно мечтавшие о независимости, поспешили объявить о своем выходе из состава Республики. До этого они опасались карательного «визита» до зубов вооруженного республиканского флота, способного вмиг пресечь сепаратизм, но теперь правительство на Корусанте было вялым и беззубым, как страдающий цингой моряк, и могло только «высказывать озабоченность» и натравливать на сепаратистов их соседей по звездной системе или сектору. На некогда республиканских планетах буйным цветом расцвели освободительные движения от мала до велика. На этой же волне сумели возвыситься хатты и другие криминальные картели. Конечно же, не обошлось и без межрасовых вооруженных конфликтов.

Начну, пожалуй, со старых конфликтов, длившихся многие тысячи лет.

мон каламари, самец и самка 

Куаррены и мон каламари – две разумные расы, обитавшие на планете Мон каламари, также известной как Дак. Стоит сказать, что две разумные расы на одной планете возникали редко. Как правило, один народ истреблял другой в процессе эволюции или уничтожал конкурента по планете, достигнув уровня развития, которое можно назвать словом «цивилизация». В этом отношении Дак представлял собой одно из немногих исключений. В глубинах океана обитали и другие разумные виды, наподобие китодонов, моаппа или амфи-гидр, однако низкий уровень культурного развития, малая численность и отсутствие влияния оных на политику Дака лишают нас необходимости подробно их рассматривать.

На протяжении длительного времени расы развивались независимо, даже не зная о существовании конкурентов, так как мон каламари обитали на мелководье и немногочисленных островах, в то время как куаррены предпочитали большие глубины. Впервые щупальцеликие поднялись на поверхность около 4500 года ДБЯ. Первая встреча с «чужаками» не заладилась с самого начала. Вместо попытки установить контакт куаррены атаковали мон каламари. Это и последующие нападения спровоцировали длительную войну между двумя расами. Что интересно, воевать им было особо не за что, так как куаррены прекрасно чувствовали себя на больших глубинах, где им было чем заняться, в то время как мон каламари соваться в черную бездну океана особого резону не было.

Куаррены были прекрасными воинами – сильными, крепкими и выносливыми. Но, как говорится, «нету лучше каратэ, чем заряженный ТТ». Мон каламари были менее агрессивными по своей природе, но находились на куда как более высоком уровне технического развития и обладали передовым, по местным меркам, вооружением.

Победив в войне, мон каламари проявили снисхождение к недавним врагам, не став добивать поверженного врага, с которым яростно сражались не менее 300 лет. Возможно, это было ошибкой. Не желая повторения конфликта, дорого обошедшегося надводному народу, мон каламари взяли несколько сотен молодых куарренов и вырастили их в своей культуре, обучив традиционным для себя наукам, этике, искусству.

Когда молодые куаррены выросли, мон каламари вернули их семьям, превратив, таким образом, детей своих недавних врагов в агентов влияния. Старейшины куарренов, по всей видимости, осознавали истинную роль, отведенную выросшему на чужбине юному поколению и относились к сородичам с недоверием, считая что «надводники» промыли им мозги (водички на Мон каламари много, да…).

С другой стороны, молодые куаррены воспринимали стариков как необразованных дикарей, находящихся в плену архаичных предрассудков. Типичная позиция «прогрессивной молодежи». Со временем молодые куаррены встали во главе глубинного народа и установили торговые и дипломатические контакты с мон каламари. Но дальше дело не пошло. Куаррены терпеть не могли рыбоголовых и всегда относились к ним с плохо скрываемым подозрением и даже ненавистью. Мон каламари отвечали соседям по планете взаимностью. Из-за этого на Даке нельзя было встретить совместных поселений мон каламари и куарренов.

воин куаррен 

Дак, по всей видимости, стал членом Галактической Республики за пару столетий до Мандалорских Войн и Джедайской Гражданской войны. Хотя точно известно, что в этот период планета еще не имела своего представителя в Сенате.

Куаррены, несмотря на свой традиционный изоляционизм, смогли быстро и безболезненно интегрироваться в галактическое сообщество – во многом благодаря мон каламари. Так, в играх KOTOR и KOTOR II мы можем наблюдать достаточно большое число куарренов, некоторые из которых занимают высокие должности, от руководителей крупных коммерческих организаций и гильдий до криминальных авторитетов. Мон каламари и куарренов можно было встретить даже в вооруженных силах Галактической Республики, хотя служили они в отдельных подразделениях.

Шаткий мир и осторожное сотрудничество, перемежавшееся локальными конфликтами и мелкими потасовками, продолжались несколько тысячелетий. Желание жить обособлено проявлялось во всем, в том числе в устройстве государственной власти двух рас.

Один из таких конфликтов произошел в 520 году ДБЯ, когда очередное мелкое недоразумение стало причиной серьезного военно-политического кризиса. Дело дошло до того, что местные обитатели, вспомнив старые обиды, с мыслями «Слава Даку – героям слава» едва не «вскипятили» собственные океаны кровопролитной войной. К счастью, разум возобладал над обидой и лозунгами. Собственными силами и, вероятно, с посторонней помощью расам Дака удалось не пропрыгать собственную родину и не уйти по самые плавники в бездну ксенофобии.

Тяжелейший удар по хрупкому балансу межрасовых взаимоотношений жителей Дака нанесла Война Клонов. В масштабном конфликте, охватившим всю Галактику, сложно было остаться нейтральным. А в случае Дака остаться не у дел было попросту невозможно, так как эта планета к тому моменту уже прославилась своим судостроением. Огромные планетарные и орбитальные верфи планеты ежегодно строили сотни, а подчас и тысячи гражданских судов и военных кораблей. Столь крупная верфь могла оказать огромное влияние на боеспособность КНС или Республики.

Мнения жителей Дака разделились. Большинство мон каламари поддержало Галактическую Республику. Большинство, но не все. Некоторые из них, такие как Мерай (Merai), опытный флотоводец и умелый воин, встали на сторону КНС. В рядах куарренов тоже не наблюдалось единства, хотя в большинстве своем раса поддержала сепаратистов, занимаясь строительством кораблей для флота КНС.

Желая максимально дистанцироваться от ставших теперь враждебными мон каламари, куаррены незадолго до начала Войны Клонов основали Куарренскую Лигу Изоляции (Quarren Isolation League). Новую организацию возглавил бывший республиканский сенатор Тиккес (Tikkes), порочный гедонист и та еще лицемерная сволочь, политические враги которого желали, чтобы «кракана пожрала детей его». Сей во всех отношениях «достойный» субъект стал одним из членов Совета Сепаратистов.

До основания Лиги на Даке установилось любопытное взаимовыгодное сотрудничество. Большинство куарренов работали на подводных шельфах, добывая сырье или же занимаясь мелким производством. Основным предметом «даров глубин» были металл, продукция металлообработки и различные мелкие детали. Ресурсы и изделия куаррены переправляли на поверхность, где сырье шло на строительство звездолетов.

Лига постановила ограничить поставки материалов на поверхность и таким образом нанесла страшный удар по экономике мон каламари. Теперь основным покупателем куарренского сырья стали сепаратисты.

сенатор Тиккес

Естественно, такое положение вещей не могло понравиться мон каламари. Снова началась увлекательная забава – попытка вспомнить, кто кого и где обидел, кто кому и на каком плавнике мозоль отдавил н-цать поколений тому назад. До начала новой войны между расами оставался один шаг. И вскоре этот шаг был сделан.

Не прошло и полугода после начала Войны Клонов, как на планете вспыхнуло яростное сражение. Поводом стало открытое вмешательство графа Дуку в политические дела Дака. Формальный руководитель КНС выказал полную поддержку куарренам в их «благородном деле» и предоставил боевых дроидов, подводные истребители, другую военную технику и стрелковое оружие. Галактическая Республика, не желая терять ценного союзника в лице мон каламари, отправила на планету крупный воинский контингент под командованием опытного мастера-джедая Кита Фисто. Республиканские боевые пловцы и рыцари мон каламари одержали верх над сепаратистским контингентом, хотя и понесли тяжелые потери. Добрым словом, обворожительной улыбкой и световым мечом мастер-джедай, при активном использовании «агрессивных переговоров», как их однажды назвал Энакин, убедил куарренов сложить оружие и сесть за стол переговоров. Шаткий мир был восстановлен. К сожалению, для населения Дака, мир и порядок на планете были невыгодны сепаратистам. Куарренов и мон каламари нужно было вновь столкнуть лбами.

Хочется отметить, что редкая гражданская война обходится без внешнего влияния. Иногда оно ограничивается финансированием и твердой морально-психологической поддержкой на дипломатическом фронте, но в иных ситуациях проявляется в виде открытой военной интервенции.

В этот раз в роли запала выступило политическое убийство. Направленный на Дак военачальник Рифф Тамсон (Riff Tamson) расправился с королем мон каламари Йосом Колиной (Yos Kolina). Единственным законным наследником престола оставался неуверенный в себе малолетний сын короля, принц Ли-Чар (Lee-Char). Куаррены, побуждаемые Риффом к открытым военным действиям, начали готовиться ко второй битве с заносчивыми соседями. Предвидя возникновение очередного межрасового конфликта на стратегически важной планете, Республика спешно отправила для посредничества в переговорах Энакина Скайуокера и Падме Амидалу. К сожалению, конфликта избежать не удалось. Под водой снова потеплело, а вскоре стало и вовсе жарко.

Принц Ли-Чар

Но и эту битву сепаратисты проиграли. Благодаря привлечению огромного контингента боевых пловцов, гунганов и мобилизации местных жителей, удалось победить армию дроидов, наиболее воинственных «сынов Ктулху» и самого Риффа.

После окончания Войны Клонов куарренам и мон каламари пришлось мгновенно забыть о своих давних обидах. У них появился новый объект для ненависти – Галактическая Империя. Впрочем, далеко не все куаррены поддерживали пассивное движение сопротивления против Империи, начатое их сородичами и мон каламари. Наиболее ухватистые щупальцеликие, быстро разглядев в новом государстве перспективы для личного роста, сумели интегрироваться в имперское общество. Некоторые куаррены даже помогли Империи в оккупации планеты, саботировав планетарный щит. Кое-кто начал прибыльную карьеру охотника за головами на имперской службе, отдавая особое предпочтение убийству собратьев по планете, то есть каламари.

И все же ненависть к Империи позволила сплотиться мон каламари и куарренам. Союз практически свел на нет все межрасовые конфликты и недоверия, ушедшие в прошлое. В Альянсе Повстанцев и Новой Республике давние враги неплохо уживались друг с другом. Существовали даже смешанные экипажи тяжелых крейсеров МС80а, системы управления которых были адаптированы только для уроженцев Дака. Нельзя не упомянуть и о романтических чувствах пилотов «Разбойной Эскадрильи», куаррена Нрина Вакила и каламарианки Ибтисам. Подобная картина в былые времена была попросту невозможна. Если бы кто-то проявил интерес к представителю другой водной расы, его же собственные сородичи вмиг организовали бы ему, при помощи бластера, в голове лишнее сквозное отверстие, не предусмотренное анатомией.

Читать далее… 

↑ Наверх
Adblock
detector