Звездные Войны

Межрасовые конфликты и войны на почве ксенофобии. Глава 3

Чаще всего причиной межрасового конфликта, роста национализма и ксенофобии становилось прибытие в ареал обитания одной расы представителей другой. Прибытия не как гостей, а как поселенцев на ПМЖ. Да, вы правильно прочли. Синдром «понаехали тут» был актуален для Star Wars даже в большей степени, чем для современной Москвы.

Наиболее известной «белокаменной» ДДГ является Тарис – истинная жемчужина Внешнего Кольца в секторе Оджостер (Ojoster) и одна из важнейших торговых планет Республики в древние времена. До поры до времени Тарис был всего лишь захолустной планеткой, одной из многих тысяч, но приблизительно в 4500 году ДБЯ в связи с открытием новых торговых маршрутов Тарис внезапно приобрел колоссальное экономическое и стратегическое значение. На планету хлынул поток новых поселенцев: торговцев, корабелов, промышленников… Потекли инвестиции. Тарис стал быстро разрастаться.

Тарис. Концепт арт к игре KOTOR

Не прошло и столетия, как Тарис превратился в едва ли не самый важный транзитный и промышленный центр Республики во всем секторе Оджостер. Над полуподземным древним городом, основанным первыми поселенцами, вырос огромный мегаполис, стремительно расползавшийся вширь и ввысь. Вырубались леса, промышленность медленно, но уверенно и вполне успешно отравляла местную экологию. Все это привело к тому, что Тарис, подобно Корусканту, перестал быть самодостаточным, стал зависеть от поставок продовольствия с других планет.

Но была у блистательной жемчужины и темная сторона – необъяснимая ксенофобия. Полноценными гражданами Тариса считались только люди и близкие к ним расы. Всем остальным была уготована участь чернорабочих и место в худших кварталах города. Хотя жизнь не-людей в те времена, вероятно, еще не была столь тяжелой, какой мы ее застали в игре KOTOR I, ибо в игре мы встречаем апартеид в самом жестоком его проявлении.

До поры до времени жителей Тариса не волновала зависимость планеты от внешних источников и в первую очередь, продуктов питания. Все изменилось в 4060-х годах ДБЯ, когда торговые маршруты вновь изменились. Тарис стал стремительно беднеть: опустели космопорты, исчезли инвестиции, ряд отраслей промышленности перестали быть конкурентоспособными. Хотя даже в этой ситуации Тарис не утратил окончательно своего стратегического значения, что впоследствии станет причиной оккупации планеты мандалорской ордой.

Индустриализация привела к уничтожению большинства земель, пригодных для ведения сельского хозяйства. Наметились проблемы с продовольствием. Планетарный экономический кризис затронул все слои тариского общества, особенно простых работяг, значительный процент которых не принадлежал к человеческой расе. В отсутствие работы они не могли позволить себе приобретать продукты, поставлявшиеся преимущественно с других планет. На Тарисе начались голодные бунты не-людей и обедневших рабочих человеческих рас. Вскоре, в 4056 году ДБЯ, бунты переросли в полномасштабную гражданскую войну между буржуями и пролетариатом. Презрение людей к не-людям теперь не играло большой роли, хотя, по всей видимости, тоже имело место.


Типичный полицейский Тариса.
Так сказать, «цепной пес режима»

Гражданская война длилась недолго, но стоила планете миллионов жизней её граждан. Десятки тысяч мятежников были схвачены и брошены в тюрьмы. С каждым днем полицейские и солдаты ловили новых мятежников и сочувствующих движению сопротивления. Тюрьмы Тариса оказались переполнены. Чтобы в одночасье избавиться от заключенных, которых к тому же приходилось кормить дефицитными продуктами, местные власти решили изгнать людей и не-людей (преимущественно не-людей) на нижние уровни Тариса. Мятежникам и преступникам было запрещено посещать Верхний Город под страхом смерти. Так и родился знаменитый Подгород – место, заселенное изгоями, представителями не-человеческих рас и пролетариатом, осмелившимся взять в руки оружие для борьбы с власть имущими.

В этот период ксенофобия на Тарисе стала отличительной чертой планеты. Люди, жившие в относительном комфорте на верхних и средних уровнях колоссального города, воспринимали всех не-людей как ничтожных созданий, годных только для выполнения грязной неквалифицированной работы. Большинство не-людей проживало в ужасных условиях на грязных нижних уровнях города, где даже электроснабжение и водопровод работали со сбоями. Не-люди влачили жалкое существование, ежедневно сражаясь с себе подобными за кусок хлеба, погибая от многочисленных болезней и когтей ракгулов – неведомых существ, за короткий срок расплодившихся в лабиринтах пещер и заброшенных подземных уровнях города.

Работорговля, являвшаяся привычным явлением в мирах Внешнего Кольца, на Тарисе расцвела буйным цветом. Именно Тарис стал крупнейшим (или одним из крупнейших) рабовладельческих рынков региона. Редкое рабовладение обходится без презрения к продаваемому и обмениваемому товару.

Все завершилось в 3956 году ДБЯ, когда на планете, сам того не желая, оказались Реван и Бастила. Несколько дней спустя, Дарт Малак, желавший во что бы то ни стало убить бывшего друга и формального наставника, а вместе с ним и Бастилу Шан (которую он откровенно побаивался), приказал начать широкомасштабную орбитальную бомбардировку. Город, как единый организм, перестал существовать.

Линейный крейсер типа «Запрещающий» ведет огонь по Тарису

Проблема «понаехали тут» затрагивала  не только густонаселенные высокоразвитые планеты с огромными городами. Миры с малочисленным пришлым населением и многочисленными местными обитателями тоже испытывали на себе синдром «понаехавших».

В качестве примера хочу привести всем известную планету Набу. Первые колонисты прибыли на Набу около 3900 ДБЯ. На тот момент гунганы были типичными малограмотными дикарями – привычное явление того времени в Регионе Экспансии, мирах Среднего и Внешнего колец. К тому же гунганы были неорганизованны, жили племенами, небольшими квази-государствами и были неспособны оказать пришельцам достойного сопротивления.

Вынужденное сожительство гунган и пришлых поселенцев, большинство из которых были людьми, поначалу не представляло для ушастых земноводных никакой проблемы. Люди предпочитали селиться на берегах и в устьях рек и озер, в то время как гунганы прекрасно чувствовали в водной среде, живя в роскошных подводных городах. Лишь изредка гунганы основывали поселения на поверхности.

Стоит сказать, что и сами поселенцы не отличались цивилизованностью. Первые столетия чаще возникали вооруженные стычки между разрозненными человеческими поселениями, чем между пришельцами и гунганами. Да и сами коренные обитатели набуанского нерезиновска поначалу, вероятно, не восприняли пришельцев всерьез.

И, тем не менее, существовавшие культурные различия долгое время не позволяли колонистам, которых теперь по праву можно было называть набуанцами, наладить контакт с аборигенами. Обе стороны не доверяли друг другу и обходили поселения соседей по планете десятой дорогой. Но, несмотря на взаимную неприязнь, открытые вооруженные конфликты случались редко. 

Когда число «понаехавших» стало превышать все разумные (по мнению гунганов) пределы, рука аборигенов невольно потянулась за копьем, а вторая рука стала судорожно нащупывать в кармане энергетическую гранату. Вероятно, конфликты между набуанцами и гунганами участились после 3000 ДБЯ. Именно в этот период наконец-то закончилось, казалось бы, бесконечное братоубийственное противостояние гунганских племен в стиле «каждый сам за себя». Великий лидер, босс Галло (Gallo), объединил разрозненные племена в единое государство.

К сожалению, о древней истории Набу нам (фанатам) практически ничего неизвестно. Можно лишь догадываться о степени интенсивности вооруженных конфликтов пришлых с аборигенами на расовой почве. Зато хорошо известно, чем и как жило Набу в последнее столетие существования Галактической Республики.

Крупная война набуанцев с гунганами началась около 150 года ДБЯ и продлилась тридцать лет, до 120 ДБЯ. Нельзя сказать, что стало поводом для войны. Известно лишь то, что она была не только длительной, но и весьма кровопролитной. Гунганы не уступали людям числом, но значительно отставали в технической оснащенности. К тому же, дабы не тратить попусту жизни сограждан, из которых далеко не все знали, с какой стороны нужно держаться за бластер, аристократы Набу раскошелились и привлекли к делу наемников, готовых за звонкую монету решить любые проблемы со злобными аборигенами. Армия «диких гусей» нанесла гунганам серьезные потери. Несколько подводных городов гунганов были уничтожены.

Несмотря на накал боевых действий, простые граждане Набу практически ничего не знали о происходящем на живописных зеленых равнинах и среди прекрасных озер. Сведения о фактически состоявшемся геноциде власти Набу тщательно скрывали от общественности. Даже пронырливый Палпатин, имевший доступ к высшим политическим кругам на Набу, имел лишь смутное представление о том, что происходило на его родной планете менее сотни лет тому назад. Конечно, для наемников убийство гунган было всего лишь работой, но для местной аристократии это являлось типичным проявлением ксенофобии в сочетании с желанием очистить земли от неуправляемых аборигенов.

С оглядкой на эти факты неудивительно, почему босс Ругор Насс (Rugor Nass) так скептически отнесся к появлению Оби-Вана и Квай-Гона – существ человеческой расы, недавно уничтожавшей его соплеменников. Тем не менее, Ругору Нассу хватило мудрости истинного правителя, чтобы в критический момент, отбросив прошлое, встать на сторону королевы Амидалы и вывести войска на бой с дроидами Торговой Федерации. В дальнейшем проявление ксенофобии на Набу отмечено не было. Если, конечно, не считать несколько напряженные отношения с гунганами в годы Войны Клонов незадолго до инцидента с вирусом «Синий Призрак» и действия имперских штурмовиков.

Если на мгновение дистанцироваться непосредственно от межрасовых конфликтов, определенный интерес представляет собой пример «мягкой» ксенофобии, урегулированной законодательно, но лишенной атрибутики расовой ненависти и геноцида на планете Тейр в системе Суррик. Ежегодно миллионы туристов прибывают прокатиться на косморельсах, полюбоваться великолепием пейзажей Расщелины Тейр, протянувшейся на 4000 километров, и покормить золоторогих горных козлов месса из рук. Радушные и приветливые с туристами, уроженцы Тейра живут по принципу «Приезжайте к нам, гости дорогие, но не слишком надолго, насладитесь красотами нашей планеты, потратьте побольше денежек и уезжайте поскорее…но приезжайте еще, пожалуйста! Однако селиться тут даже не вздумайте, здесь вам не рады». Получение вида на жительство у тейрских крючкотворов-бюрократов потребует бескаровых нервов и, скорее всего, окончится ничем. Глава службы натурализации Тейра как-то раз заметил: «Чем меньше голодных ртов за столом, тем больше мой кусок пирога-пикатта».

Воины гунган 

Однако вернемся к нашим баранам (или бантам). Были в до-имперский период и другие случаи весьма невежливого обращения с соседями. Например, история противостояния в секторе Лямбда. Но для начала несколько слов о трех расах этого региона: харшах, аквалишах и уалаках.

Паукообразные четырехрукие харши, как бы странно это не звучало, являлись дальними родственниками аквалишей. А точнее результатом связи подвида аквалишей, известного как уалаки, и древних предков харшей. Происхождение паучьей расы являлось предметом многочисленных дискуссий среди генетиков и ксенобиологов, но полноценные исследования по этому вопросу, по всей видимости, не проводились. Поэтому точную природу связи харшей с аквалишами генетикам периода Галактической Гражданской войны установить не удалось. Что интересно, сами харши считали все изыскания на эту тему неприличными и достойными порицания.

История конфликтов аквалишей и андоанских миров, известных среди харшей и некоторых уалаков как Спиверелда (Spiverelda), были длительными, кровавыми и напряженными. Харши часто служили деспотам Спиверелды в качестве советников, из-за кулис направляя политику региона в нужном для себя направлении. Так сказать, «сплетали свою паутину власти» над душами соседей.

Проблемы у харшей и их родной планеты начались в 102 году ДБЯ, когда расширявшееся государство аквалишей колонизировало Андоша-2 (Andosha II) и несколько окрестных планет, образовав Андоанские Вольные Колонии (Andoan Free Colonies) – крупное государство, насчитывавшее по меньшей мере пятнадцать планет.

Делегация аквалишей в Сенате

Со временем раскол между метрополией со столицей на планете Андо, и Андоанскими Вольными Колониями (АВК) нарастал и в итоге привел к войне. К сожалению, неизвестно, кто первым открыл огонь в секторе Лямбда, АВК или харши. Последним пришлось объединиться с Андо для защиты от инопланетных захватчиков. Андоанские Войны начались в 57 году ДБЯ и продлились 18 лет (до 39 ДБЯ). Хотя война велась между родственными расами, никому из ее участникам не удалось избежать ксенофобских проявлений. Озвученное выше деление всех на своих и чужих проявилось в полной мере.

На фронтах Андоанской Войны начался боевой путь великого флотоводца – харша Тренча. Паукообразный адмирал прославился, защищая Секундус Андо от налетчиков АВК и устраивая ответные нападения на всем протяжении от Хорос Спайн (Horos Spine) до Андоши. В ходе войны Тренч стал лучшим флотоводцем Андо, добившись впечатляющих побед над войсками АВК в битвах при Арбуларе (Arbular), Хоросе (Horos) и одержав впечатляющую победу в финальной битве при Ракуише (Raquish) в 39 году ДБЯ, завершившей долгий период кровопролития.

Но судьбе, Силе или Небожителям было угодно распорядиться так, что разгромная победа при Ракуише обернулась поражением Андо. Первоначально республиканское правительство на Корусанте не планировало вмешиваться в конфликт, ограничившись обсуждением андоанского вопроса на сенатских слушаниях и в специальном комитете по демилитаризации. Но сокрушительная победа Тренча и его безжалостная тактика вынудили Республику вмешаться. Значительные силы Корпуса Юстиции, справиться с которыми не смог бы даже Тренч, предприняли вооруженную интервенцию в сектор Лямбда для «принуждения к миру» региона, в котором одна сторона уже одержала убедительную победу, и где наконец-то наступил долгожданный покой. Установленная Сенатом демилитаризованная зона и наличие полувоенных формирований Корпуса Юстиции окончательно разделили Андо и Андоанские Вольные Колонии.

Наглое вмешательство Галактической Республики в жизнь государства не прошло бесследно. Более десяти лет спустя Андо стал одним из первых миров, заявивших о выходе из состава Республики и присоединении к Конфедерации Независимых Систем, иначе говоря – сепаратистов. Сенатор от Андо По Нудо не просто станет одним из основных членов Совета Сепаратистов, но и возглавит Картель Гиперпространственной Связи – сепаратистский аналог ГолоНета.

Читать далее…

↑ Наверх
Adblock
detector