Звездные Войны

A-Wing Interceptor

Истребитель-перехватчик A-Wing

 RZ-1 A-Wing interceptor

Характеристики:

Название  RZ-1 A-Wing
Производитель Rebel Alliance (до битвы при Эндоре)
В годы Новой Республики часть A-Wing производилась на фабриках принадлежащих корпорации Incom
Длина 9.6 метров
Ширина 6.48 метров 
Высота
(без стабилизаторов)
1.91 метра 
Высота
(со стабилизаторами)
3,11 метра
Экипаж 1 пилот 
Скорость
  • 120 MGLT
  • Ускорение 20 MGLT/сек
  • Коэффициент маневренности 100 DPF
  • гипердвигатель 1 класса
  • Память навигационного компьютера способна хранить только 2 гиперпространственные координаты
  • 1300 км/ч в атмосфере
Автономность 1 стандартная неделя
Щит SR 15 
Корпус
  • DR 10
  • Порог повреждений 33
  • HP 80
Вооружение
  • 2 Borstel RG9 лазерные пушки. Эффективная дальность 25 единиц в космосе или 1.5 км. в атмосфере
  • 2 Dymek HM-6 пусковые установки. Суммарный боезапас 6 ракет.
Возможно установить на перехватчик дополнительное ракетное вооружение в ущерб скорости и маневренности. В таком случае ракетно-торпедная нагрузка может достигать до 12 ракет или торпед. В том числе возможно применение магнитно-импульсных торпед
Сенсоры
  • Пассивный режим – 30 единиц
  • Сканирование – 50 единиц
  • Поиск – 75 единиц
  • Фокусировка – 4 единицы
Двигатели  два Novaldex J-77 Event Horizon
Гипердвигатели Incom GBk-585 или Incom GBk-785
Генератор щита  Sirplex Z-9
Сенсорная система  Fabritek ANs-7e и
Локаторы  PG-7u  и PA-94
Системы наведения Fabritech ANq 3.6
IN-344-B "Sightline"
Система постановки помех Myradine 4-x Phantom.
Авионика  Torplex Rq9.Z
Навигационная система  Microaxial LpL-449 
Генератор  MPS Bpr-99
Система связи  тахионная антенна для дальней связи PA-9r
Грузовместимость 40 кг.
Стоимость 175.000 кредитов за новый перехватчик или 70 000 за подержанный

Описание:

Любой пилот, добровольно садящийся за штурвал A-Wing,
должен быть смельчаком или сумасшедшим
А еще лучше – и тем и другим одновременно .
Хан Соло (генерал Новой Республики)

Первые же открытые противостояния истребителей повстанцев и имперцев, случившиеся еще за два года до Битвы при Явине, показали все явные недостатки авиапарка Альянса, среди которых наиболее заметными были низкая скорость и маневренность. И если с нехваткой маневренности повстанцы ничего не могли поделать, так как не имели необходимых научных и производственных возможностей для создания истребителя, аналогичного СИД-Мстителю (TIE Avenger), то вот нехватку скорости решили попытаться устранить, заодно попытавшись дать своим эскадрильям достойную боевую машину, превосходящую по боевым возможностям «старые каракатицы», такие как тяжелый истребитель R-41, старый ветеран Войны Клонов, истребитель Z-95 (в его многочисленных модификациях), и истребитель-бомбардировщик Y-Wing.

Первым идею создания нового перехватчика предложил генерал Ян Додонна (Jan Dodonna) – один из командующих войсками Альянса. Именно он, раньше своих «коллег по лагерю», понял все слабости мятежного авиапарка и раньше всех нашел от этого противоядие. Он предложил создать перехватчик дальнего действия, который был бы быстрее имперских машин и имел превосходящее их вооружение и бронирование. Перехватчик, который в равной мере можно было использовать для сопровождения конвоев и рейдовых операций на имперские объекты и коммуникации.

Так как у повстанцев не было собственных инженеров и тем более конструкторских бюро, для создания нового перехватчика решили найти сочувствующие кадры «на стороне». Одним из таких «сочувствующих» оказался Валекс Блиссекс (Walex Blissex), который стал руководителем проекта и его главным конструктором. Стоит заметить, что этот инженер уже имел солидный опыт в деле проектирования скоростных перехватчиков, так как именно он создал, еще для флота Старой Республики, превосходные машины: перехватчик Дельта-7 и Альфа-3 «Нимбус».

А-Крыл

Базой для создания повстанческой «ашки» послужил легкий перехватчик R-22 «Острие» (Spearhead), который был также создан Блиссексом на планете Таммуз-ан (Tammuz-an) и к моменту проявления интереса к проекту со сторону Альянса, судя по всему, уже находился в производстве. На эту мысль наводит тот факт, что за год до Битвы при Явине эта машина уже активно эксплуатировалась местным космофлотом, в который входило несколько эскадрилий R-22. Построить несколько десятков (если не сотен) R-22, за короткий срок, вряд ли бы удалось относительной слабой промышленности захолустного мира. 

Разработка новой машины, получившей индекс RZ-1, велась в режиме строжайшей секретности и имела только внешнее сходство с прародителем. Наибольшему изменению подверглась начинка перехватчика и его двигатель. Первоначально Блиссекс хотел установить на RZ-1 более дорогую и более совершенную электронику и агрегаты, но повстанцы, прикинув свои финансовые и производственные возможности, были вынуждены отказаться. Проект тормозился еще и отсутствием должного финансирования. Когда Додона и Блиссекс обратились к Мон Мотме с просьбой выделить дополнительные деньги, «железная леди» Альянса отказалась. И, стоит заметить, что для этого отказа были свои причины. Ведь, до Битвы при Явине, Альянс, попытавшийся поначалу открыто противостоять имперскому флоту, потерпел серию сокрушительных поражений и имел огромные дыры в бюджете, заполнить которые не могла даже неизменная повстанческая удача. К счастью для повстанцев, разработку RZ-1 имперская разведка не заметила, которая, вероятно, сочла этот перехватчик модернизацией уже существовавшего R-22. Хотя тут могла эффективно сработать еще и конспирация повстанцев в сочетании с их же контрразведкой. Как бы там ни было, через несколько лет на то, на что никто из работников имперских спецслужб не обратил должного внимания, обратили взор имперские пилоты, неприятно удивленные возможностью этого перехватчика.

Перехватчик имел предельно обжатый и облегченный корпус. Больше половины внутреннего пространства машины занимала пара двигателей Novaldex J-77, находившиеся по бокам пилотской кабины («хорошее» отопление салона – ехидный прим. автора). Двигатели имели отклоняемые векторы тяги, которые придавали перехватчику неплохую маневренность. Но главной особенностью этих двигателей была их огромная мощность, позволявшая разгонять аппарат до 120 MGLT, что было на 10 MGLT больше, чем у СИД Перехватчика – основного высокоскоростного современника «ашки».

Весьма любопытной и новаторской особенностью аппарата стала возможность поворота лазерных пушек на 60 градусов в вертикальной плоскости, что расширяло область стрельбы во время боя, так как было не обязательно находиться строго в хвосте цели. Впоследствии некоторые перехватчики были выпущены с возможностью вести обстрел, как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскости и даже стрелять назад, что неприятно удивило имперцев. Правда, в полной мере воспользоваться этой уникальной возможностью, при довольно слабой системе наведения (к слову, уступавшей таковой на СИД-Перехватчике – прим.), могли только очень опытные пилоты, которых у повстанцев, как хорошо известно, можно было сосчитать по пальцам. Эффективно использовать поворотные пушки, возможно, удалось бы при наличии второго пилота (оператора вооружения) или астродроида. Но на RZ-1, из-за предельно обжатого корпуса, были вынуждены отказаться от астродроида и уж тем более от второго пилота. Кстати, систему поворотных пушек впоследствии эффективно реализовали имперские инженеры на перехватчике А-9.

ашка

Все та же ограниченность внутреннего пространства не позволила установить и мощный навигационный компьютер. В итоге, память нав.компьютера могла хранить только два набора гиперпространственных координат, что существенно ограничивало тактические возможности перехватчика. То есть, без использования крупных кораблей-носителей, группе «ашек» сложно было выйти к своей, цели используя сложный маршрут, в ходе которого, как правило, выполняется несколько гиперпрыжков. По этому параметру «ашка» заметно уступала тому же «крестокрылу».

Тем не менее, на перехватчик все же сумели уместить сенсоры, немного превосходящие таковые, установленные на «крестокрылах» (модификаций T-65B и T-65C A2), и ракетное вооружение, не уступающее все тому же «крестокрылу». Хотя стоит заметить, что на A-Wing первых серий не было ракетных пусковых установок. Ими «ашки» стали массово оснащаться только ко времени битвы при Эндоре. До этого A-Wing имел только пушечное вооружение. Лишь во времена Новой Республики ПУ стали штатным оружием перехватчика. 

Перехватчик RZ-1 обладал и еще одной технической особенностью, которой, к слову, не мог похвастаться ни один истребитель или бомбардировщик Альянса. Этой особенностью была станция постановки активных помех Myradine 4-x «Фантом», которая нарушала работу сенсоров и прицелов вражеских кораблей. Эффективная дальность действия станции составляла 15 единиц. Это, конечно, было немного, но вполне достаточно для того, чтобы скрыть присутствие небольшой разведывательной группы «ашек» от сенсоров патрульных истребителей противника. Но применять специальное оборудование нужно было с большой осторожностью и не менее большим умом. Например, включение станции было крайне нежелательно вблизи крупных военных кораблей или стационарных локаторов, так как их мощные сенсоры могли легко отфильтровать помехи и, отследив частоты, превратить постановщик помех в своеобразный маяк. Станция была полезна и во время масштабного космического боя, так как позволяла «забивать» прицелы вражеских истребителей. Для примера можно привести битву при Эндоре, в ходе которой Зеленая Группа (Green Group), под командованием Арвела Кринида (Arvel Crynyd), во время схождения с сотнями имперских истребителей дружно включила свои «Фантомы». Это нарушило работу прицелов СИД Истребителей и СИД Перехватчиков и снизило первоначальные потери истребителей Альянса. Кстати, упомянутый выше Кринид во время этой битвы, сидя именно за штурвалом «ашки», протаранил капитанский мостик флагмана СЗР «Палач», отправив того в неконтролируемый поворот, закончившийся в корпусе Звезды Смерти… с известными последствиями. 

Как и большинство истребителей Альянса, перехватчик RZ-1 имел щиты. Генератор защитного поля находился в гаргроте машины (отсек позади кабины пилота). Однако мощность щита не позволяла рассматривать его как полноценное средство защиты. Поэтому пилотам больше приходилось полагаться на размеры своего перехватчика и его действительно выдающуюся скорость. Живучести машины не способствовала и компоновка перехватчика. С одной стороны, в очень узкий и небольшой корпус перехватчика очень трудно попасть, но с другой – куда бы не пришелся выстрел, всюду находился важный механизм или какой-нибудь компьютер, разрушение которого могло снизить общую боеспособность машины на порядок, а то и вовсе вывести перехватчик из строя. Расположение кокпита (кабины) в центре корпуса не позволяло пилоту рассчитывать на долгую и счастливую жизнь. Имперские пилоты отмечали, что было достаточно одного меткого выстрела в «ашку» (даже при работающих щитах), чтобы сильно снизить скорость и маневренность перехватчика. Впрочем, в «ашку» еще нужно было умудриться попасть, не говоря уже о точном выстреле в нужный участок корпуса.

A-Wing

Через некоторое время после Битвы при Явине разработка «ашки» подошла к концу, и перехватчик поступил на вооружение. Новая машина оказалась сложна в пилотировании из-за очень чувствительного управления (не уступающего СИДу – прим.). Управиться с маневровыми двигателями RZ-1 было крайне сложно. В руках неопытных пилотов, перехватчик часто сваливался в ненужный маневр или вовсе норовил потерять управление. Зато опытный пилот, полностью освоивший капризы и особенности перехватчика, мог доставить массу смертельных неприятностей даже хорошо подготовленным имперским пилотам, чему есть масса примеров. По этой причине за штурвал «Ашек» садились только опытные и, по правде говоря, отчаянные пилоты, которых нередко заслуженно считали смертниками.

С выпуском первой серии A-Wing обнаружилась плохая приспособленность перехватчика для серийного производства в тех условиях. Альянс из-за фактического отсутствия собственных заводов и фабрик вынужден был собирать «ашки»… вручную. Это повышало и без того немалую стоимость машины и к тому же придавало каждому перехватчику совсем ненужную при серийном производстве уникальность. Еще один основательный удар по стандартизации (равносильный, по своему эффекту, падению хатта на голову эвока) нанес тот факт, что повстанцы, часто не имея доступа к нужному оборудованию, были вынуждены устанавливать на RZ-1 ту электронику и механизмы, которые имели «под рукой». В итоге, механики повстанцев, получавшие новенькие перехватчики, обретали и головную боль в духе: «у этого [цензура] болты на 16, а у меня этот ключ [цензура] только на 14». Для обслуживания полученной мат.части механикам эскадрильи «ашек» нужно было бы быть незаурядными интеллектуалами и мастерами на все руки (ноги, клешни, щупальца…), чтобы знать, как приводить в рабочее состояние каждый отдельно взятый перехватчик. Но стандартизация не была единственным ночным кошмаром механиков Альянса. Неприятным недостатком «ашки» стала и ее требовательность к постоянному техническому осмотру и замене быстро изнашивавшихся деталей. Учитывая отсутствие постоянных линий снабжения флота Альянса, нехватка деталей становилась серьезной угрозой боеспособности эскадрилий, что, кстати, заметно повышало стоимость обслуживания и без того недешевого перехватчика. Но и это не все. Корпус RZ-1 не являлся модульным, и количество технических люков было явно недостаточным. Например, доступ к приборам и агрегатам в носовой части перехватчика обеспечивался только посредством двух небольших лючков, находящихся перед фонарем пилотской кабины. Но особенно неудобно было работать с двигателем, добраться до некоторых механизмов которого было весьма затруднительно. Результатом всех описанных выше казусов стало то, что редкая эскадрилья флота Альянса могла по тревоге подняться в воздух (вернее, в космос) в полном составе. В свете этого трудно сказать, кто был большим героем Восстания: Кринид, таранивший мостик «Палача», или безымянный механик, сумевший отправить перехватчик этого самого Кринида в полет. 

После прочтения предыдущего абзаца у читателя могло сложиться впечатление, что перехватчик был эдакой «хромой лошадью» флота мятежников. Это не так. В действительности, флот Альянса получил пусть и очень сложный и ненадежный, но все-таки современный перехватчик с огромным боевым потенциалом. Много элитных эскадрилий Альянса и Новой Республики летало на данных машинах. Как было сказано выше, изначально повстанцы планировали использовать перехватчики для сопровождения конвоев, но очень быстро оказалось, что наилучшим методом применения «ашки» являются стремительные рейды на имперские конвои и базы с использованием тактики «ударил-убежал». Скрытность и скорость позволяли группе перехватчиков приблизиться к объекту, атаковать его и быстро скрыться до появления имперцев. Хотя для атак на крупные военные корабли эта тактика плохо работала, так как «ашка», из-за особенностей пусковых установок, не могла применять тяжелые торпеды, противокорабельные ракеты и бомбы. К слову, овеянный славой «крестокрыл» тоже был неважным торпедоносцем, что, впрочем, не мешало ему портить своими торпедами настроение даже экипажам крейсеров. Небольшие группы перехватчиков RZ-1 оказались очень эффективным средством и для ведения тактической разведки, чему способствовали высокий уровень автономности, позволявший действовать на большом удалении от баз и кораблей-носителей, и все та же скрытность. 

Ко времени Битвы при Эндоре, серийное производство перехватчика удалось более-менее стандартизировать, развернув производство на фабриках некоторых мелких частных компаний. В частности, одним из производителей «ашек» стали чаардаанские верфи (Chaardaan Shipyards). Но, так как финансировать заказы приходилось окольными путями, через трижды перепроверенные каналы, количество строившихся перехватчиков было небольшим и едва позволяло компенсировать потери. Хотя привлечение компаний со стороны не отменяло факта полукустарной штучной сборки. По этой причине, в Битве при Эндоре, повстанцы сумели выставить только одно авиакрыло «ашек». Ситуация пошла на поправку только со становлением Новой Республики, когда началось полноценное серийное производство перехватчиков в заводских условиях. Впрочем, даже оно не смогло полностью устранить проблем со стандартизацией и, особенно, с надежностью.

В завершение, хочу привести интересный факт. По иронии судьбы, «ашки» стали хорошо известны имперцам благодаря… пиратам. А именно – пиратской шайке, действовавшей в системе Меннаалии (Mennaalii System). Именно пираты, угнав несколько «ашек» у Альянса, стали нападать как на имперцев, так и на самих повстанцев. Но этими же нападениями пираты подписали себе смертный приговор.  

Легкий перехватчик RZ-1, несмотря на все неурядицы, оказался долгожителем во флоте Альянса и Новой Республики. Он вполне успешно сражался с Империей при Палпатине, Имперским Осколками при разного рода мини-императорах и даже достойно противостоял органическим истребителям вонгов. Ну а пилоты, летавшие на «ашках», по праву считались элитой…

Примечание

В статье множество раз упоминается слово «ашка». Это слово не является официальным прозвищем перехватчика, так же как и слово «крестокрыл» не является официально утвержденным прозвищем истребителя T-65 X-Wing. Словечко-термин прижилось среди русскоязычных фанатов Звездных Войн "благодаря" переводам книг серии «X-Wing», за авторством Стекпола и Олстона, которые были выполнены издательством ЭКСМО. И хотя здравомыслящие поклонники ЗВ уже давно дружно желают переводчикам ЭКСМО увлекательно коптиться в адском пламени, эти прозвища, к сожалению, прижились и стали частью ЗВшного русскоязычного сленга. Но все же стоит помнить, что «ашка» - отсебятина переводчика ЭКСМО. О каноничном пилотском сленге вы можете прочесть в этой статье

A-Wing схема

Источники:

Обсудить на форуме

↑ Наверх