Звездные Войны

MC80 Mon Calamari Cruiser

Тяжелый крейсер мон-каламари MC-80

тяжелый крейсер мон каламари

Характеристики:

Производитель Mon Calamari Shipyards
Длина 1200-1500 м (длина варьируется от корабля к кораблю)
Экипаж 5402 (из них 246 канониров)
Минимальный экипаж 1230
Десант 1200 солдат и несколько десятков единиц бронетехники
Скорость
  • 60 MGLT
  • Гипердвигатель 1 класса
  • Резервный гипердвигатель 9 класса 
Автономность 2 стандартных года
Дефлекторные генераторы Serridge SEAL
Модель гипердвигателя 400 MGS
Щит SR 150 
Корпус
  • DR 20
  • threshold 254
  • HP 1800
Вооружение
  • 48 Taim & Bak XX-9 турболазерных пушек
  • 20 ArMek ионных пушек
  • 6 проекторов притягивающего луча Phylon-Q7
  • (два проектора притягивающего луча иногда заменялись пусковыми торпедными установками)
Ангар
  • 36 истребителей (3 эскадрильи)
  • 5-10 челноков или легких транспортных судов
Грузовместимость 20000 метрических тонн
Стоимость ?

Описание:

Без сомненья мон каламари спасли галактику. Их крейсеры
прикрыли наши корабли в битве при Эндоре, позволив
истребителям проникнуть во вторую Звезду Смерти и
уничтожить ее. Без адмирала Акбара и его людей
все мы были бы рабами императора
Отрывок из мемуаров Мон Мотмы

В истории далекой-далекой галактики крупные восстания против существующего политического режима редко обходились без насилия. И чем больше была цель – тем кровопролитнее было восстание. Первая оппозиция императору Палпатину появилась сразу же после основания Галактической Империи. Сперва это были разрозненные группы недовольных, изредка бравшие в руки оружие, и некоторые сенаторы Имперского Сената, возмущавшиеся тем, что их лишили реальной власти и оторвали от сенатской денежной «кормушки». Иногда отдельные группы мятежников доставляли Империи некоторые неудобства. Но все эти мятежи без каких-либо затруднений подавлялись усилиями имперской разведки и КОСНОП. А если ситуация складывалась совсем уж неблагоприятно, в дело вмешивались армия и флот, пушками и бластерами успокаивая недовольных.

Почти два десятилетия мятежники не могли организоваться в единый фронт борьбы со столь ненавистной им Галактической Империей. Лишь во 2 г. ДБЯ тремя крупными группами сопротивления, до этого действовавших порознь, был подписан союзный договор получивший название «Кореллианское Соглашение» (Corellian Treaty). Договор подписали: Бейл Органа (от имени Альдераана), Мон Мотма (Чандрилла) и Гарм Бел Иблис (Кореллия). Однако стоит заметить, что они не действовали с одобрения своих планетарных правительств, а были лишь официальными представителями движения сопротивления своих планет. Подписанный договор определил формирование новой организации – «Альянса за Восстановление Республики» (Alliance to Restore the Republic), также известного как Альянс Повстанцев (Rebel Alliance).

Чтобы противостоять Галактической Империи, объединенному движению сопротивления нужно было где-то найти и завербовать множество солдат, приобрести оружие, доспехи, боеприпасы, медикаменты и много другого военного имущества. Но главное в чем нуждался Альянс - корабли; от истребителей и транспортников до крейсеров и линкоров.

Вскоре поддержку Альянсу оказали несколько разрозненных Осколков Конфедерации Независимых Систем, сепаратистов сражавшихся со Старой Республикой в Войне Клонов и сумевших пережить 17 лет имперского правления. Пережить лишь потому, что имперские войска уничтожали лишь те Осколки, которые противостояли ей с оружием в руках. Поддержка Альянсу представляла собой вхождение Осколков в состав Альянса и передачу в общий флот некоторого количества крупных кораблей времен Войны Клонов. Это были: разрушители типа «Бунтарь», линкоры мод. LH-3210 (модифицированные контейнеровозы), фрегаты типа «Щедрость» и, наиболее ценный подарок, линейные авианесущие крейсеры типа «Предусмотрительный». Один из подаренных «Предусмотрительных» стал первым флагманом флота повстанцев. Этот корабль носил имя «Мятежник-Один» (Rebel One).

Однако вскоре почти все подаренные корабли были потеряны в боях. Первоначально флот Альянса избрал стратегию открытого противостояния имперским армадам. При этом командование Альянса по всей видимости не учло огромного численного и качественного перевеса имперского флота. В итоге первые бои с Империей принесли Альянсу только огромные потери.

Глядя, как стремительно тает их флот Альянс начал искать новых союзников способных предоставить как открытую, так и тайную поддержку. Найти такого союзника было непросто. Большая часть промышленно развитых миров имевших собственные верфи способные строить крупные корабли были верны Империи. Миры недовольные режимом Нового Порядка как правило находились в мирах Внешнего Кольца и, намного реже, Регионе Экспансии. Верфи большинства этих планет не могли построить что-либо крупнее корвета или легкого крейсера. После длительных поисков и переговоров лидерам Альянса удалось привлечь на свою сторону расы мон каламари и куаррен. Верфи Дака (второе название планеты Мон Каламари) были известны еще во времена Войны Клонов, так как именно с их стапелей сошло немало кораблей сепаратистов.

MC-80 Mon Calamari Cruiser

Но и тут было не все гладко. На момент тайного присоединения к Альянсу верфи Мон Каламари строили только один тип военных кораблей – тяжелый фрегат МС30. Однако этот корабль уже устарел. Была и более серьезная проблема – Мон Каламари была оккупирована Империей наложившей запрет на производство военных кораблей. Из-за этого на первых порах во флот Альянса вошли лишь несколько крейсеров и фрегатов мон каламари успевших сбежать до имперской оккупации. Но повстанцы не были бы повстанцами, если бы не сумели найти обходной путь. 

За несколько лет до битвы при Явине на верфях мон каламари строилось множество различных судов невоенного назначения, в числе которых были транспортные суда сверхтяжелого класса, роскошные лайнеры, исследовательские и колонизационные корабли… Тайно войдя в состав Альянса, правительство Мон Каламари ускорило строительство этих судов. Вскоре после постройки мирные лайнеры «захватывались» повстанцами и шли к тайным верфям, где происходило их оснащение вооружением, системами наведения, дополнительными дефлекторными генераторами и другим военным оборудованием. При этом «рыбный народ», для формального прикрытия своей незаконной деятельности, открыто жаловался Империи на «повстанческих негодяев» которые, дескать, «украли их корабли». Конечно имперская разведка знала каким путем повстанцы получали корабли, но поймать мон каламари «за руку» не получалось. А без наличия доказательств Империя не могла «закрутить гайки» запретив «законопослушному правительству» производство гражданских кораблей – одной из основных статей экспорта Мон Каламари.

Во флоте Альянса «вооруженным лайнерам» были присвоены буквенно-цифровые обозначения МС80 и МС80а. Эти корабли имели практически идентичные характеристики, но заметно отличались внешним видом и планировкой отсеков. Кстати о планировке. В годы Войны Клонов инженеры Мон Каламари получили от КНС несколько новых технологий кораблестроения, сумели внедрить ряд собственных идей и кое-что добыли путем шпионажа. После Войны Клонов некоторые технологии Мон Каламари даже смогли «позаимствовать» у Империи. Естественно имперским мнением никто не интересовался.

Однако, несмотря на все приобретения верфи Мон Каламари остались верны традициям, сохранив свою философию кораблестроения, сводившуюся к отсутствию единых планов и чертежей при строительстве серийных звездолетов. Из-за этого ни один МС80 не был похож на свой систершип, если в данном случае вообще можно применить этот термин. Каждый строившийся лайнер или транспортник мон каламари считали произведением искусства и относились соответствующе. Но то, что хорошо для ценителей искусства решительно не подходит для боевых кораблей. Из-за этой пагубной философии, от которой мон каламари и куаррены так и не смогли отучиться вплоть до битвы при Эндоре, Альянс Повстанцев имел постоянные проблемы при эксплуатации МС80. Когда же дело доходило до ремонта, в том числе планового, даже очень опытная команда механиков могла несколько недель «чесать лоб» пытаясь понять каким местом думали мон каламари и куаррены устанавливая тот или иной узел или модуль в такое-то место и как этот самый модуль привести в рабочее состояние. При этом механики явно не забывали витиеватыми матерными выражениями трехэтажной высоты поминать всю родословную мон каламарийских инженеров, присовокупляя к монологу описание действий сексуального характера которые они бы произвели с оными инженерами если бы судьба свела их в замкнутом пространстве.

Как показал опыт боевых действий, единственное чем могла помочь эта философия кораблестроения, так это затруднением действий абордажным отрядам противника. Абордажники могли легко потерять направление в хитросплетениях десятков однотипных коридоров и палуб. В деле абордажа МС-80 не мог помочь даже личный опыт, так как там где у одного крейсера был отсек управления реактором, у второго мог находиться камбуз или гальюн. Впрочем, и члены экипажа самого крейсера могли «затеряться в трех дверях». Особенно это относилось к тем, кто был недавно переведен с другого корабля. Вероятно, именно поэтому каюты пилотов истребителей и бомбардировщиков находились почти в самих ангарах. Ведь если бы кок затерялся в переходах и не нашел вовремя дорогу на камбуз, экипаж крейсера всего-навсего остался голодным, а вот потерявшийся на корабле пилот Y-Wing'а мог стать причиной гибели всего крейсера.

Но вернемся к техническому описанию. Вместо одного большого ангара, как на Звездных Разрушителях, все МС80 имели несколько небольших ангаров обычно расположенных по бортам корабля в районе миделя или чуть ближе к корме. Лишь у нескольких крейсеров ангар находился в носовой части корпуса. Использование сразу нескольких небольших ангаров снижало их уязвимость от огня противника и позволяло быстрее производить взлет МЛА, что улучшало скорость реагирования корабля на появившуюся угрозу. В то же время удаленность ангаров друг от друга усложняла обслуживание истребителей и челноков. К слову, Звездные Разрушители типа «Император» (ИЗР) тоже имели два ангара. Но в отличие от ангаров МС80, ангары ИЗР были связаны между собой пассажирскими и грузовыми турболифтами и рельсовыми направляющими для перевозки оборудования, запчастей и вооружения.

Капитанский мостик (центральный пост управления) МС80 находился приблизительно в том же месте, что и мостик ИЗР. Правда в отличие от имперского линкора, мостик повстанческого крейсера был утоплен в корпус будучи менее уязвим. Мостик был еще одним отличием от принятого многими кораблестроителями галактики подхода к строительству крупных кораблей. Вместо привычных информационно-управляющих панелей и дисплеев мостик крейсера имел уникальные устройства, использовать которые могли только существа с анатомией куарренов или мон каламари.

Операторы стандартных корабельных систем управления работали только при помощи рук, в то время как для переключения кнопок и активации той или иной системы на мон каламарийской панели требовалось совершать манипуляции руками (точнее – плавниками), ногами и при этом сидеть в определенном положении, так как от позы оператора зависело очень многое. И при этом оператор еще должен был не терять ориентацию в пространстве и концентрацию. За всю историю Альянса Повстанцев лишь немногие представители иных рас научились повторять телодвижения куарренов или мон каламари. 

Сразу за мостиком МС80 находился главный реактор корабля. В отличие от многих других отсеков, местоположение реактора было неизменным на всех крейсерах этого типа. Помимо главного реактора все крейсеры имели несколько дублирующих реакторов, что значительно повышало живучесть и надежность всей энергосистемы крейсера. Правда при этом дополнительные реакторы занимали ценное пространство.

По всей видимости, инженеры Мон Каламари даже не стали пытаться копировать имперские дефлекторные генераторы. Вместо одного мощного генератора на МС80 устанавливались несколько генераторов (не менее трех), из-за чего полностью снять щиты крейсера было невероятно трудно. Множество проекторов щита были смонтированы на внешнем корпусе находясь близко друг к другу. Многочисленность проекторов и их плотная расстановка позволяли создавать многократно перекрывающие друг друга силовые поля. Этим нехитрым способом на МС80 удалось добиться большой суммарной мощности дефлекторов и обеспечить их быстрое восстановление.

Большинство сенсоров МС80 находились в двух массивных обтекателях в нижней и верхней части корабля в районе кормы. Такое расположение позволяло полностью исключить «мертвые зоны» при сканировании, но в то же время группирование большинства сенсоров в два блока делало их более уязвимыми.

Вооружение крейсера было представлено 48 турболазерными пушками главного калибра и 20 ионными пушками второго калибра. Этой артиллерии было достаточно, чтобы одолеть несколько легких имперских фрегатов или полудюжину корветов, но решительно не хватало для ведения полноценного линейного боя со Звездными Разрушителями. Установить на МС80 более мощное вооружение не представлялось возможным из-за низкой мощности реакторов, печального следствия гражданского прошлого корабля.

крейсер мон каламари

Получив несколько десятков тяжелых крейсеров МС80, Альянс попытался продолжить гибельную для себя стратегию навязывания имперскому флоту эскадренного боя. Поначалу повстанцы добились нескольких незначительных побед, но в очередной раз потерпев серию поражений руководство Альянса поняло бесперспективность открытого боя. Мон Мотма приняла решение перейти к партизанской тактике. Флот был разделен на множество небольших оперативных соединений (taskforce) – небольших эскадр имевших в своем составе несколько фрегатов и корветов с МС80 в качестве флагмана. Из-за характера действий этих корабельных соединений, вплоть до Эндора МС80 редко участвовали в боях. Из корабля поля боя тяжелые крейсеры превратились в мобильные базы для истребителей и бомбардировщиков, выполнявших большую часть боевой работы. Лишь изредка крейсер участвовал в бою. Это случалось при нападениях на имперские наземные базы или хорошо охраняемые транспортные конвои.

Два или три МС80 могли одолеть в открытом бою имперский Звездный Разрушитель типа «Император». Но до 4 года ДБЯ эта теория оставалась теорией. Лишь во время кампании в секторе Айрам, повстанцы вновь в открытую противостояли имперскому флоту. При поддержке истребителей и бомбардировщиков, вооруженных протонными торпедами и бомбами крейсерам МС80 удалось уничтожить несколько имперских крупных боевых кораблей.

Первым поистине массовым применением МС80 а с начала ГГВ (если не считать поражение при Туркане) стала битва при Эндоре. В этом сражении повстанцам удалось победить лишь благодаря неожиданной помощи со стороны императора Палпатина. Владыка всея галактики запретил флоту разворачиваться в боевой порядок и даже вступать в бой. В это время Палпатин, напрочь позабыв о флоте, тешил свое ситское самолюбие, пытаясь перевести Люка Скайуокера на «темную сторону» Силы, но в итоге добился лишь перевода самого себя в «иной мир».

Ко времени битвы при Эндоре МС80 стали основным тяжелым кораблем повстанческого флота, единственным пригодным для ведения линейного боя. О численности крейсеров в повстанческом флоте периода Эндора судить трудно. Вероятно общая численность МС80 не превышала 200 вымпелов.

После образования Новой Республики (НР) численность повстанческого флота стала стремительно увеличиваться. Мон Каламари был освобожден от имперской оккупации и его верфи заработали на полную мощь, ежегодно спуская со стапелей сотни тяжелых крейсеров. Военное и политическое руководство НР прекрасно осознавало, что флот нуждается в более мощных кораблях, нежели устаревшие МС80. Но поначалу заменить их было попросту нечем. Лишь полтора года спустя со стапелей Мон Каламари сошел тяжелый крейсер новой серии – МС80b. Однако несмотря на появление модификации «B» верфи продолжали еще многие годы строить МС80 и МС80а. Только после начала грандиозной программы перевооружения флота, названной «New Class Ships», старую «восьмидесятку» на стапелях сменили корабли нового поколения. 

МС80 продолжали оставаться в эксплуатации вплоть до начала Вторжения йуужань вонгов. К этому моменту имевшиеся крейсеры уже были порядочно потрепаны в боях и годились только на роль транспортного судна, санитарного или десантного корабля. И тем не менее командование НР было вынуждено отправить на бой с «непрошенными гостями» даже эти старые корабли, бесславно погибавшие под вонгскими пушками.

Последнее известное упоминание о МС80 относится к 137 году ПБЯ. Криминальный синдикат «Черное Солнце» имел как минимум один старый крейсер этого типа. Кроме этого несколько старых МС80 использовались Осколками Галактического Альянса в роли транспортных судов при эвакуации населения Мон Каламари. 

Итог. Крейсеры МС80 стали одними из самых крупных кораблей во флоте Восстания и сыграли немаловажную роль в выживании и становлении Альянса. Мон Мотма была права: если бы не тяжелые крейсеры народов Мон Каламари, Альянс был бы разбит. МС80 стал таким же символом «борьбы с имперской тиранией» как Звездный Разрушитель символом «имперского ига».

Источники:

Автор: Гелу (Gelu)

Обсудить на форуме

↑ Наверх