Звездные Войны

Torpedo Sphere

Торпедная Сфера

Торпедная Сфера

Характеристики:

Название Torpedo Sphere 
Производитель Loronar Corporation
Диаметр  1 900 метров
Экипаж 63 275 (из них 2030 канониров и операторов пусковых установок)
Минимальный экипаж 20 415
Пассажиры/десант 8 540
Скорость
  • 20 MGLT
  • гипердвигатель 3 класса
  • резервный гипердвигатель 18 класса
Автономность 4 стандартных года
Щит SR 100
Корпус
  • DR 20
  • Threshold 512
  • HP 3000
Вооружение 10 тяжелых турболазеров. Эффективная дальность: 75 единиц в космосе или 150 км в атмосфере. Артиллерийский расчет - 3 канонира на пушку

От 480 до 500 торпедных пусковых установок (ПУ). Эффективная дальность пуска: 60 единиц в космосе или 120 км в атмосфере. Расчет – 4 оператора на каждую ПУ
Сенсоры 
  • Пассивный режим – 50 единиц
  • Сканирование – 75 единиц
  • Поиск – 150 единиц
  • Фокусировка – 5 единицы
Ангар до нескольких десятков челноков, легких транспортников и истребителей с посадочными опорами 
Грузовместимость 3 800 000 метрических тонн
Стоимость 327 830 000 кредитов 

Описание:

Планетарные щиты задолго до ГГВ стали привычным явлением в военном деле. Неважно, работали ли они от энергии мощнейшего атомного реактора или за счет гигантских солнечных батарей, мощные щиты могли остановить практически любой тип планетарной осады, заставив противника не на шутку призадуматься на тему «а что же делать дальше?». Ведь планета это не маленькая крепость с весьма ограниченными запасами еды, воды, топлива и медикаментов. Насколько можно судить из известных примеров, большинство развитых планет, способных позволить себе дорогостоящий щит (или щиты), охватывающий всю поверхность планеты, чаще всего были способны самостоятельно обеспечивать собственное население всем необходимым для выживания. Следовательно, такая планета-крепость могла прожить в осаде от нескольких месяцев до нескольких лет, в то время как флот противника, висящий на орбите, нес бы все тяготы и лишения ратной службы, изнывая от бездействия и проедая деньги своего государства. Но на любой яд всегда найдется свое противоядие. Одним из таких противоядий и стала Торпедная Сфера - огромная осадная космическая станция единственной задачей которой было уничтожение планетарных щитов. Прежде чем расписывать эту интересную станцию с ее достоинствами и недостатками я взял на себя смелость совершить краткий экскурс в историю планетарных щитов и средств борьбы с ними.

Что же появилось первым, меч или щит? Как оказалось, меч. Первым государством галактики (не считая государства древних) орбитальную бомбардировку стал применять флот Кумарийской Империи (Kumauri Empire) воевавший с Корускантом примерно за 10 000 лет до битвы при Явине. В те годы технология бомбардировки была еще весьма примитивной. В качестве импровизированных ракет кумарийцы использовали астероиды, придавая им достаточное ускорение при помощи специальных устройств называвшихся масс-драйверы. Учитывая уровень тогдашних технологий можно не сомневаться, что даже столь примитивный способ планетарной осады требовал затратить много времени и ресурсов, так как было непросто доставить к цели астероид достаточного размера и затем разогнать его. И все же этот нехитрый способ работал. Республика, победив Кумарийскую Империю и аннексировав всю ее территорию, пополнила кумарийскими масс-драйверами свой арсенал. Впоследствии Республика с большой эффективностью использовала это ужасное оружие на своем извечном противнике – Алсаканцах. Вероятно, именно благодаря масс-драйверам Республике удалось одержать верх в очередной крупной звездной войне известной как Десятый Алсаканский Конфликт (Tenth Alsakan Conflict).

Страх перед астероидной бомбардировкой естественным образом вызвал совершенствование оборонительных технологий. Однако технический прогресс в те годы шел очень медленно. Первый планетарный щит, отдаленно напоминавший щиты периода НТ и ОТ, появился около 9400  ДБЯ. Он еще не мог покрыть всю планету и представлял собой весьма примитивный щит со сплошным защитным полем. Технология создания в щите брешей для прохода кораблей на тот момент еще не существовала. Первые планетарные щиты были преимущественно корпускулярными, то есть защищали планету только от не-энергетического оружия (астероидов, ракет, торпед, бомб…). В те времена лазеры и плазму редко применяли для обстрела планетарной поверхности и корпускулярные щиты были идеальным выбором. В отличие от корабельного щита у планетарного щита имелось одно важное преимущество – почти неограниченное пространство для размещения проекторов и реактора, что позволяло создавать мощные щиты способные выдержать длительный обстрел.

Но созданный в 9400 году ДБЯ щит все же не был панацеей против орбитальной осады. Потребовалось несколько тысячелетий, чтобы превратить планетарные щиты в полноценное средство защиты от вторжения из космоса.

Планетарные дефлекторы в привычном виде появились только в 3900ых годах ДБЯ, хотя и продолжали оставаться весьма редким средством защиты, доступным только очень богатым мирам. Появление в этот период более совершенных щитов не случайно. Начало нового тысячелетия для Республики стало периодом перманентной кровопролитной войны. Именно в этом столетии тысячи миров Республики сотрясали: Ситская Война (4000-3996 гг. ДБЯ), Мандалорские Войны (3976-3960 гг. ДБЯ), Джедайская Гражданская война (3959-3956 гг. ДБЯ) и Темные Войны (3955-3951 гг. ДБЯ). Неудивительно, что в это время планетарные правительства постоянно задумывались о самозащите. Вскоре дошло до того, что прогресс защитных технологий намного превысил возможности атакующей стороны. В этот период единственным действенным способом снять планетарный щит была массированная и очень длительная орбитальная бомбардировка щита в надежде перегрузить и таким образом отключить его. После чего нужно было успеть нанести удар по проектору щита корабельными пушками или высадить десант с целью его захвата. К счастью воюющих сторон такие щиты тогда встречались лишь на нескольких планетах во всей галактике. Чаще всего приходилось иметь дело со щитами покрывавшими лишь несколько тысяч квадратных километров. В таком случае снять его можно было либо таким же яростным обстрелом с орбиты или уничтожив проекторы и генераторы щита в ходе наземного штурма. Второй метод имел все шансы перерасти в многомесячную окопную возню с длинными рядами траншей, ДОТами и прочими «прелестями» окопной войны (сражения напоминающие побоища в Европе периода Первой Мировой в ЗВ тоже бывали).

Даже три столетия спустя, в годы Великой Войны (3681-3653 гг. ДБЯ), методы борьбы с планетарными щитами оставались практически теми же. Например, во время второй битвы за Ботавуи, состоявшейся в 3671 году, имперцам пришлось высаживать десант чтобы выбить из под щита хорошо окопавшиеся войска под командованием джедая Белта Аллусиса (Belth Allusis). Республиканские войска, состоящие из 4000 солдат, 4 отрядов спецназа и 85 джедаев (включая самого Белта) дрались в окружении против имперской армии насчитывавшей 50 000 солдат, боевых дроидов и гвардейцев. Битва под щитом, как того и следовало ожидать, превратилась в длительную позиционную мясорубку. Имперцы все-таки сумели победить, но это была пиррова победа. На поле боя остались 40 000 имперских солдат и горы покореженных дроидов. Среди республиканцев выживших не было. 

Хорошо усвоив уроки Ботавуи и нескольких других подобных битв, Империя Ситхов, готовясь штурмовать Корускант, решила действовать иначе. В это время на планете работало уже много имперских шпионов и диверсантов. В преддверии битвы к ним добавились новые. Мандалорская наемница Шей Визла (Shae Vizla) сумела отключить один из сегментов щита позволив начать широкомасштабное вторжение.

Но все же прогресс не стоял на месте, как это могло показаться на первый взгляд. Оба воюющих государства создавали свои средства преодоления щита, в том числе огромные космические станции оснащенные масс-драйверами. Однако все эти попытки носили, по большей части, экспериментальный характер и за редким исключением не применялись в реальных боевых действиях. В течение последующих тысячелетий продолжилось противостояние между планетарными щитами и средствами их уничтожения.

В течение последующих тысячелетий продолжилось противостояние между планетарными щитами и средствами их уничтожения. Но стоит заметить, что планетарные щиты совершенствовались быстрее оружия планетарной бомбардировки. Уменьшалась и стоимость щитов, позволив даже государствам со средним достатком оснастить локальным щитом крупные города и промышленные центры. 

Торпедная Сфера в описанной выше эволюции не стала чем-то принципиально новым и революционным, но была следующим и весьма важным этапом в развитии осадной науки. Сфера, которую повстанцы иногда называли «карманная Звезда Смерти» из-за сферической формы, при проникновении через щиты использовала залповые пуски торпед для кратковременного пробивания щита и турболазеры для уничтожения проекторов и генераторов щита. Своеобразным предком Торпедной Сферы можно считать крейсер типа «Аккламатор-II» - корабль, специально предназначенный для орбитальных бомбардировок и огневой поддержки десанта. Вооружение этого корабля включало в себя специальные протонные торпеды, предназначенные для пробивания планетарных щитов. Собственно на базе этих торпед и было создано основное оружие Торпедной Сферы.

Корпус станции был покрыт тысячами специализированных энергетических приемников (dedicated en¬ergy receptors) или СЭПов (DERs). Любое защитное поле неоднородно. Дефлекторы всегда испытывают различные энергетические аномалии и колебания, из-за чего некоторые участки щита имеют различную мощность. В этих участка мощность поля редко бывает ниже 20% от общей мощности, но и эта разница могла играть решающую роль при пробитии щита. Именно эти колебания вычисляли и отслеживали СЭПы. Данные собранные операторами СЭПов анализировались бортовыми компьютерами станции и тысячами технических специалистов. После определения уязвимого участка, производился расчет необходимого количества торпед, определялся вектор их пуска, длительность (в миллисекундах) и интенсивность обстрела и.т.п. Но одного лишь определения уязвимого участка и его пробития было недостаточно, так как нужно было еще и поразить сам проектор щита, а еще лучше – генератор, подающий на него энергию. Сквозь некоторые типы планетарных дефлекторов не могли проникнуть даже сенсоры Торпедной Сферы, и это задавало операторам станции дополнительную задачу – найти источник излучения. В итоге на все вычисления станции могло потребоваться несколько часов.

После определения слабого места щита, местонахождения проектора или реактора, станция занимала свое место на орбите и готовилась к пуску. Площадь уязвимого участка щита редко превышала шесть квадратных метров, а торпеды в эту маленькую мишень нужно было уложить с предельной точностью и с разницей в несколько миллисекунд. По этой причине за координацию пуска и наведение отвечало не менее сотни специалистов. Только когда все было готово, отдавалась команда на пуск. Появившаяся в результате атаки силовая брешь могла «схлопнуться» в течение нескольких секунд или даже миллисекунд. За это время турболазеры должны были успеть произвести залп по проектору или генератору щита, попав точно в брешь. Если турболазеры выстрелить не успевали, весь процесс подготовки приходилось начинать практически с нуля.

Когда Торпедная Сфера имела дело с одним планетарным щитом, прикрывающим лишь отдельный участок планеты, долгих расчетов и подготовки не требовалось, но если приходилось пробивать хорошо подготовленную оборону, имеющую несколько генераторов планетарного щита и сотни или даже тысячи проекторов (что случалось крайне редко – прим.), требовалось производить огромное количество замеров, анализировать и даже выжидать, бродя вокруг планеты словно волк обходящий стадо оленей и высматривающий кого бы выхватить из стада первым. Еще хуже дела обстояли, когда у противника было несколько проекторов на небольшом участке (в нескольких десятках километров друг от друга) и купола щитов, создаваемые ими, частично перекрывали друг друга. Эта ситуация осложняла работу Сферы, но не делала пробитие невозможным, ведь любое количество проекторов и генераторов щита лишь оттягивали неизбежный конец осадной драмы. Рано или поздно Торпедная Сфера находила бреши, пробивала щиты и уничтожала проекторы, открывая планету для орбитальной бомбардировки и/или высадки десанта. Единственной возможной контрмерой было постоянное строительство новых проекторов на месте уничтоженных. Хотя и в этом случае Торпедная Сфера легко успевала выбивать проекторы и генераторы раньше, чем защитникам удавалось вводить их в строй.

До битвы при Эндоре Галактическая Империя имела на вооружении только шесть Торпедных Сфер. Вероятно, большего количества станций и не требовалось. На эту мысль наводит тот факт, что основная масса восстаний происходила в мирах Внешнего и Среднего колец, где было сравнительно немного планет, чей уровень экономического и технического развития позволял иметь планетарные щиты. Хотя можно не сомневаться, что и этой полудюжине осадных машин хватало работы.

По очевидным причинам Торпедные Сферы постоянно становились объектом диверсий со стороны повстанцев. Одна из таких атак была предпринята террористической группировкой JAN, сочувствовавшей Альянсу, но не входившей в его состав. JANовцы планировали осуществить атаку на Торпедную Сферу временно находившуюся на орбите Таллаана (Tallaan) – планеты про-имперского сектора Тапани (координаты L-13). Сфера была разоружена и проходила плановый ремонт. Станцию защищали Звездный Разрушитель «Рейза» (Reisa) и эскортный авианосец «Даллуст» (Dallust) с полным комплектом СИД-Истребителей на борту. В дополнение к этому пространство вокруг станции постоянно патрулировали СИД-Перехватчики, а на самой станции дежурили отряды штурмовиков. Боевики JAN планировали отключить систему охлаждения реактора. После этого реактор, по их предположениям, должен был перегреться и взорваться. План простой, но не без огрехов. Ведь имперцы вполне могли успеть остановить реактор, заметив неисправность системы охлаждения, после чего Сфера превратилась бы на некоторое время в огромный искусственный спутник планеты, но осталась бы целой. А быстро перебить всех техников станции вместе со штурмовиками им бы вряд ли удалось. Неизвестно достигли ли повстанцы успеха. Скорее всего, их план провалился. Во-первых, среди обширного списка злодеяний JAN уничтожение Торпедной Сферы не значится. Во-вторых, известно что именно в это время большая часть организации была уничтожена, а руководство взято в плен. Что интересно, первыми дотянулись до террористов имперские аристократы сектора, весьма недовольные, что в их неспешные и изящные интриги нагло влезла третья сила.

Но вернемся к Торпедной Сфере. Станция имела толстую броню и отличалась высокой живучестью, хотя и была оснащена сравнительно слабыми дефлекторами. Большая живучесть была жизненно необходима, ведь во время крупной осады Сферу могли атаковать вражеские корабли и средства противокосмической обороны (ПКО). В одиночку сражаться с вражескими звездолетами станции было весьма непросто, из-за чего она постоянно нуждалась в кораблях сопровождения. Однако если канонирам все же приходилось делать несколько залпов по противнику, Сфера могла задействовать только 50 из 500 торпедных аппаратов и все турболазеры. К счастью для потенциального противника все вооружение Торпедной Сферы было сосредоточено вокруг «глаза» и для стрельбы станции приходилось разворачиваться всем корпусом в направлении цели. Ко всему прочему Торпедная Сфера не имела оборонительного вооружения в виде легких пушек для борьбы с МЛА и не обладала специальным ангаром для истребителей. Имевшиеся ангары были приспособлены для транспортных и пассажирских челноков и могли вместить лишь небольшое количество истребителей имевших посадочные опоры. Отсутствие специальных рамп исключало применение аппаратов серии СИД (TIE).

Была и еще одна угроза для станции, устранить которую было трудно, даже если до предела насытить Торпедную Сферу вооружением. Имя этой угрозы – брандеры. Во время имперской атаки на планету Фангол (Fangol) повстанцам удалось уничтожить одну Торпедную Сферу протаранив ее контейнеровозом сверхтяжелого «Черный Лед» (Black Ice). 

В итоге, к моменту битвы при Эндоре Империя обладала 5-6 Торпедными Сферами. С началом развала Империи на отдельные мини-государства станции разошлись по флотам имперских политиков и военачальников возомнивших себя ровней Палпатину. Известна судьба только одной Торпедной Сферы после Эндора. Она досталась гранд-адмиралу Данетту Питту (Danetta Pitta) сумевшему прибрать к рукам весь кореллианский сектор. Его главным противником был гранд-адмирал Йозеф Гранджер (Josef Grunger). Братоубийственное сражение между гранд-адмиралами разыгралось на орбите планеты Тралус (Tralus) в 6 году ПБЯ. На битву Гранджер привел огромный флот, состоявший из тридцати ЗР «Император», такого же количества «Побед», 60 легких крейсеров типа «Каррак» и флагмана Гранджера – СЗР типа «Палач» носившего имя «Агрессор». Результатом битвы стала гибель многих кораблей, в том числе Торпедной Сферы, и глупая смерть двух гранд-адмиралов. Удовлетворенными итогом битвы остались только повстанцы. Судьба остальных Торпедных Сфер неизвестна. Скорее всего, они незаметно сгинули в течение длительной гражданской войны. К 19 г. ПБЯ – году заключения мирного договора между Осколком и Новой Республикой – ни у одной имперской фракции не было замечено Торпедных Сфер.

В завершение хочу сказать, что Торпедная Сфера не была единственным эффективным имперским осадным оружием. Планетарные щиты могли успешно снимать сверхлинкоры типов «Затмение» и «Владыка», выставив свои суперлазеры на небольшую мощность. 

схема торпедной сферы

Источники:

Автор: Гелу (Gelu)

Обсудить на форуме

↑ Наверх