Звездные Войны

Часть 1. Кавалерия ВАР и вооруженных сил Галактической Империи

Свой рассказ я хочу начать со старой доброй кавалерии Великой Армии Республики (ВАР) и вооруженных сил Галактической Империи.

Как известно, ВАР готовилась воевать на планетах с самыми различными природно-климатическими условиями. Заказчик (в лице известно кого) отдельно оговаривал это в контракте, так как «великим ситским планом» изначально предполагалось ведение широкомасштабной войны на значительной части галактики. Каминоанцы точно выполнили пожелание заказчика, наняв для обучения будущей армии сотню опытных инструкторов. Эта группа получила название Куи’вал Дар, что, в переводе с мандалорского, это значит «те, кого больше не существует».

В программу подготовки клонированных пехотинцев входило обучение использованию ездовых животных. Обучение в основном носило теоретический характер, в том числе с использованием специальных тренажеров, так как условия жизни на Камино и созданные там полигоны не позволяли в полной мере отрабатывать взаимодействие с фауной сотен планет. Использовать галактическую копытно-хвостато-зубатую фауну в военных целях обучали клонов разведывательных подразделений. Дело в том, что разведчики проводили свои операции на территории противника, скрытно перемещаясь в дикой местности. Да и солдатам линейных подразделений, как показала война, очень пригодились бы навыки верховой езды.

Нередко случалось так, что использовать современные лэндспидеры, мотоспидеры и легкие шагоходы не представлялось возможным из-за природно-климатических условий или характера местности района ведения боевых действий. Например, высокая электромагнитная активность на планете (как на планете Эос) могла парализовать работу спидеров, намертво «прижав» их к земле, а у шагоходов, на этой же планете, могло попросту не хватить проходимости, ибо лазить по деревьям и скалам шагоходы ВАР не умели. Парализовать боевые репульсорные машины (лендспидеры, мотоспидеры (спидербайки), репульсорные танки…) могла не только природа. В те годы существовали и нередко применялись специальные «глушилки» (так называемые repulsorlift jammers). Нрамотно размещенные на поле боя, создавая помехи работе репульсоров, они могли сильно осложнить жизнь танкистам репульсорных машин. И, опять-таки, шагоходы не всегда могли спасти ситуацию.

Бывали и такие случаи, когда современная высокотехнологичная техника попросту выходила из строя из-за сверхвысоких или сверхнизких температур, влажности, кислотных дождей, песчаных бурь… и много чего еще. Местные животные зачастую оказывались более приспособленными к жизни в таких условиях.

И это  не все. Помимо неблагоприятных природных условий, порой бывали проблемы с подвозом топлива, запчастей и боеприпасов, не лучшим образом сказывавшиеся на боеспособности гарнизонов, расположенных на планетах Внешнего и Среднего колец, находящихся на значительном расстоянии от гиперпространственных трасс. Ярким тому примером служат частые проблемы с поставками комплектующих для тяжелых бронеавтомобилей «Джаггернаут» в имперский период. В то же время корм для животных можно было найти «не отходя от кассы» - в зоне расположения планетарной базы. 

Теперь перейду к рассмотрению конкретных примеров.

Гелагруб

По мнению автора, наиболее необычными всадниками Великой Армии Республики были наездники на гелагрубах (gelagrub). Эти живые существа были также известны как фелуцианские жужелицы (Felucian ground beetles). Конечно же, на личинках-переростках и огромных жуках ездили не только клоны, о чем будет сказано далее, но для ВАР такой выбор ездовых животных был более чем необычным.

Родиной галагрубов считается планета Фелуция, но, благодаря колонистам и торговцам, этот вид можно было встретить и на некоторых других планетах окрестных звездных систем, имеющих подходящие природно-климатические условия. На Фелуции гелагрубы обитали преимущественно в грибных лесах, покрывавших значительную часть планеты. Именно там гелагрубы находили достаточно пищи и могли в полной мере реализовать свою способность перемещаться по вертикальным поверхностям, в том числе вниз головой.

Гелагрубы имели широкий рот, два вертикально ориентированных глаза без зрачков и два ряда коротких лапок, выделяющих особое клейкое вещество, позволяющее им цепляться к практически любой, даже совершенно гладкой, поверхности. Полупрозрачный кожистый покров спины гелагруба имел железы, выделявшие вещество защищавшее личинку от слишком яркого и вредного (в том числе для человеческой кожи) солнечного излучения. Выработка солнцезащитного вещества требовало значительного расходования энергии из-за чего гелагрубы, когда не находились в тени, старались постоянно что-то есть. Основной пищей гелагрубов были фелуцианские лишайники, повсеместно встречавшиеся в грибных лесах. К слову, особые солнцезащитные вещества выделяла шкура, чешуя и кора большинства местных животных, растений и грибов.

Госсам

Гелагруб, которого вы видите на иллюстрациях, не был взрослой особью. Это личиночная стадия гелагруба на пути к полноценному жуку. В качестве ездовых животных использовались только личинки, так как они не были агрессивными и легко поддавались приручению. В среднем длина ездовой личинки составляла 4 метра. В состоянии личинки гелагруб находился несколько лет. За этот срок можно было не только приручить личинку, но и обучить ее нужным командам.

После личиночной стадии личинки окукливались, превращаясь через несколько месяцев в полноценных гигантских жуков с твердым зеркальным панцирем. Жуки гелагрубов в качестве ездовых животных не использовались по неизвестным причинам (в источниках не уточняется).

Первыми, кто нашел способ одомашнить гелагрубов, были госсамы. Колонисты этой расы прибыли на Фелуцию еще в 27 000 году ДБЯ. То есть еще до открытия гипердвигателей. Тогда планета называлась Галуч (Galuch). Колонизация шла очень тяжело. Виной этому была не только примитивность тогдашних госсамских технологий, но и природные особенности самой планеты, выражавшиеся в густых быстрорастущих лесах, в том числе грибные лесах, высокой влажности и агрессивной фауне. Госсамам потребовалось много времени, труда и жизней, чтобы отвоевать у негостеприимной планеты небольшие клочки земли и обустроить там свои поселения. Одним из символов победы госсамов над природой было приручение гелагрубов.

Клон 327-го корпуса на гелагрубе. Битва за Фелуцию

Незадолго до окончания Войн Клонов, в 19 году ДБЯ, армия и флот ВАР начали серию широкомасштабных наступательных операций во Внешнем Кольце. ВАР продвигалась медленно и со значительными потерями, но все же теснили войска сепаратистов, захватывая одну звездную систему КНС за другой.

Жаркие, влажные, душные и вонючие леса Фелуции были одним из многочисленных неприятных мест, где пришлось воевать клонированным солдатам. Ударная группировка республиканских войск в этом регионе была представлена в первую очередь 327-ым корпусом (327th Star Corps), под командованием мастера Эйлы Секуры, и 182-ым легионом (командир неизвестен). Командование группировки быстро пришло к выводу, что традиционная техника ВАР плохо приспособлена к местным условиям. Шагоходам и репульсорным танкам было трудно продираться сквозь густые заросли деревьев и, особенно, грибов. Мотоспидеры тоже не всегда справлялись.

По этой причине ВАР вынуждено было создать несколько отрядов клонов на гелагрубах, тщательно отобранных у местного населения. Всадники не были специально обученными специалистами. По сути это была пехота, посаженная на личинки.

Всадники на гелагрубах занимались ближней разведкой, обеспечивали фланговое прикрытие колонн пехоты и бронетехники на марше, уберегая тяжелую технику от внезапных засад и фланговых ударов, а также самостоятельно совершали рейды в тыл противника. В последней роли всадники на гелагрубах были, скорее всего, наиболее полезны. За счет высочайшей проходимости гелагрубов и их неплохой скорости, отряды всадников передвигались по грибным лесам значительно быстрее механизированных подразделений. То есть, могли наносить стремительные удары и быстро отходить, не давая противнику время для перегруппировки и организации контратаки. Бой всадники вели в пешем строю, как обычная пехота. Используя земную терминологию их можно назвать драгунами.

Небольшое уточнение. В реальности драгунами называли вид кавалерийских войск, представляющих собой пехоту, посаженную на лошадей с целью придания ей (пехоте) большей мобильности на марше и облегчению выполнения быстрых маневров на поле боя. Действовали драгуны преимущественно в пешем строю. В 19 веке драгунов начали массово обучать действовать не только в пешем, но и в конном строю. Согласно классификации армии Российской Империи, драгуны относились к классу линейной (средней) кавалерии. 

Клоны 327-го корпуса во время битвы за Фелуцию.
До «Приказа 66» осталось меньше минуты

Вскоре Войны Клонов подошли к концу. Республика, подобно личинке, окуклившейся во время войны, переродилась в Империю. Казалось бы, конницу на гелагрубах в Империи должны были забыть как несуразный казус военной летописи ВАР и вспоминать только на правах анекдотов. Но нет. Уловив запах многомиллионного гешефта, исходящего от дурно пахнущих личинок, за дело взялись ученые умы из компании «Rothana Heavy Engineering». При помощи генной инженерии они вывели новый подвид гелагрубов, более подходящих к военной службе. Ученым удалось остановить развитие гелагрубов в личиночной стадии. То есть новые гелагрубы не окукливались, как их одомашненные и дикие сородичи, оставаясь всю жизнь в состоянии личинки. Это значительно повышало срок эксплуатации гелагрубов и, естественно, снижало стоимость такой конницы в долгосрочной перспективе. Генетики Ротаны также создали специальный корм, ведь на других планетах трудно было найти подходящую пищу для вечно голодных личинок.

Отряды верхом на гелагрубах использовались солдатами имперской армии и штурмового корпуса на некоторых планетах галактики с труднопроходимой местностью. Генетически модифицированные гелагрубы выращивались исключительно для имперских вооруженных сил, а управляли гелагрубами специально обученные военнослужащие, относившиеся, как правило, к разведывательным подразделениям (штурмовики-разведчики).

К слову, больше всего по части «покатушек» на всей нижеперечисленной разнообразной копытной, хвостатой, крылатой и… прочей живности отметились солдаты разведывательных подразделений. Их этому отдельно обучали в рамках специализации или предоставляли кратковременные курсы на месте прохождения службы.

Раз уж были упомянуты драгуны, прежде чем продолжить рассмотрение других ездовых животных, хочется обратить внимание читателя на наиболее распространенный метод использования кавалерии в ДДГ в период Войн Клонов и в Галактической Гражданской Войне.

Конница развитых государств ДДГ, подобно земной кавалерии во второй половине XIX и начале XX веков, редко атаковала пехоту с меча и пиками. Строй вооруженных бластерами или засевших в окопах пехотинцев выбить кавалерийским ударом было практически невозможно. Любая попытка атаковать окопавшуюся пехоту приводила к неоправданно высоким потерям. Не было и решительных наскоков с копьями на танки. Окопавшаяся пехота, пользуясь преимуществами, дарованными скорострельным плазменным (бластерным) оружием, с легкостью топила в крови любую кавалерийскую атаку в лоб.

В истории реального мира ситуация была аналогичной. Лихие конные атаки в начале XIX века часто разбивались об хорошо организованный строй пехоты, ощетинившийся сотнями мушкетов со штыками. В конце XIX – начале ХХ веков конница была окончательно отодвинута на второй и даже третий план, захлебнувшись свинцом под огнем пулеметов. Впрочем, и в этот период бывали редкие исключения из общего правила. Достаточно вспомнить смелый кавалерийский наскок 3-его эскадрона лейб-гвардии конного полка, под командованием ротмистра Петра Николаевича Врангеля, в битве под Каушеном 19 августа 1914 года. Ситуация там была вполне ЗВшная: вооруженная винтовками пехота и артиллерийская батарея на открытых позициях. Интенсивный огонь винтовок и артиллерии не помешал коннице сходу изрубить саблями немецкую пехоту. Хотя тут же стоит отметить, что это было именно исключение из правил и однозначно единственным действительно успешным боевым эпизодом с участием гвардейской кавалерии в период Первой Мировой войны.

Но отсутствие в Республики и Империи конницы, наносивший удар пиками и мечами в ближнем бою, врезаясь в ряды противника лихой кавалерийской атакой, не значило ее отсутствие у других государств галактики, о чем дорогой читатель сможет убедиться далее.

Мастмоты (мотмоты)

Рассмотренные выше гелагрубы были абсолютно неприспособленны к жизни на планетах с холодным климатом. А ведь при экстремально низких температурах техника выходила из строя ничуть не реже, чем среди влажных и «ароматных» грибных лесов Фелуции. К счастью, выход нашелся.

На планете Тоола (Toola), для военных нужд, были временно реквизированы местные мастмоты (mastmot). Или мотмоты (motmot), как название этих животных звучало на диалекте вифидов – коренной расы этой планеты.

Мастмоты были очень крупными животными, покрытыми густым длинным мехом, надежно защищавшим их от дичайшего холода Тоолы. Средний рост взрослого мастмота достигал 12 метров в холке и 15 метров в длину. А весило животное несколько тонн (вероятно, не менее 8-10 тонн). Двигались мастмоты не слишком быстро, но скакать галопом от них никто не требовал. Главным достоинством мастмотов была огромная грузоподъемность, что позволяло использовать мастмотов как замену грузовым спидерам, для перевозки боеприпасов, медикаментов и продовольствия. Спина животного была достаточно широка чтобы, используя соответствующую сбрую, можно было применять мастмотов как платформу для артиллерийских орудий и различного специального оборудования, такого, к примеру, как проектор дефлекторного щита. Подобный способ применения в боевых действиях крупных животных не был уникальным. Аналогичным образом своих фамбаа использовали гунганы. Гигантские четвероногие рептилии Набу были единственными шасси на этой планете, подходящим для установки артиллерийских орудий. Тема гунганских боевых животных подробно будет рассмотрена позже, а покамест вернусь к мастмотам.

Патрульный отряд клонов и их мастмоты на Тооле.
Через несколько дней после Приказа 66

В наиболее распространенном варианте, который вы можете видеть на картинке, мастмоты использовались в качестве транспорта и легкой орудийной платформы. Погонщик сидел на спине животного в седле с высокой лукой. По бокам животного размещались два кресла, совмещенных со шкворневой установкой, на которой монтировался станковый скорострельный бластер большой мощности. В таком варианте мастмот мог обеспечивать огневую поддержку пехоте. Хотя стоит отметить, что мастмоты не были полноценной заменой легких бронемашин, также оснащенных скорострельными бластерами аналогичной мощности. Виной тому была плохая живучесть животного. Небольшие осколки и выстрелы из легкого бластера были мастмоту как слону дробина, но при сильном обстреле этого «мамонта» далекой-далекой галактики можно было завалить без особых проблем. Нельзя было исключать и вероятность возникновения паники у животного, ведь мастмоты были мирными травоядными. К слову, в реальном мире с паникой слонов часто сталкивались воины античности, имевшие на такой случай деревянные колья и молотки, чтобы убить паникующее животное, прежде чем оно сможет нанести вред собственной пехоте.

Как и в случае с гелагрубами, солдаты ВАР не были новаторами в деле использования мастмотов. Местное население – вифиды – издревле использовали мастмотов в качестве тягловых и ездовых животных. На диких мастмотов вифиды охотились. И, стоит отметить, охотились отнюдь не для развлечения. Для вифидского общества, особенно на заре его цивилизации, мастмоты были основой местной экономики. Мясо мастмотов шло в пищу, из шкур мастмотов делали теплые шубы, ковры и крыши для жилищ, а из костей изготавливали нехитрые инструменты и использовали в качестве строительного материала.

По всей видимости, для ВАР, мастмоты оказались не самой удачной заменой традиционной боевой техники. Использование мастмотов было ограничено только Тоолой и, возможно, несколькими планетами с аналогичным климатом. Все-таки кое-как воевать в тундре можно было и традиционными средствами. Известно, что мастмоты использовались в вооруженных силах только во время Войны Клонов и в начале имперского периода.

Мастмоты фигурируют в нескольких справочниках и в романе «The Courtship of Princess Leia». А их использование войсками ВАР можно наблюдать в комиксах серии «Republic», арка «Into the Unknown », №№79-80. Оттуда же взята и иллюстрация.

Аэлиды 

Рассматривая тему использования боевых животных на холодных планетах нельзя обойти вниманием аэлидов (aelid) – пушистых ледяных червей с планеты Кхорм (Khorm). Да, вам не показалось – пушистые черви. И на этом уникальность этого транспортного средства не заканчивается. Аэлиды обладали поразительной способностью быстро передвигаться подо льдом и снегом, густым многометровым слоем круглый год покрывавшим значительную поверхность планеты. Всадник (если его так можно назвать) ездил во рту аэлида, управляя животным с помощью закрепленных снаружи поводьев. В состоянии спячки аэлиды предпочитали зарываться в снег или выкапывать нору во льду. Чтобы вызвать их, требовался особый звуковой сигнал, подаваемый с помощью особой металлической трубы. Кхормэй – коренная раса планеты Кхорм – не менее нескольких тысячелетий использовали прирученных аэлидов в качестве транспортного средства. Хотя одними аэлидами аборигены не ограничивались. На планете присутствовала сеть железных дорог.

Войны Клонов, увы, не обошли вниманием планету Кхорм. Всему виной был агроцит (agrocite) – сравнительно редкая руда, используемая в качестве топлива для реакторов и усилителей для энергетического лучевого оружия. В самом начале войны природными ресурсами планеты заинтересовалась не только Республика, но и Конфедерация Независимых Систем (КНС). Граф Дуку, проявив свои великолепные дипломатические способности, сумел привлечь на свою сторону местного весьма влиятельного политического деятеля по имени Унгер Гоут (Unger Gout). В обмен на власть над планетой и вооруженное обеспечение его режима, Унгер предоставил КНС эксклюзивный доступ к месторождениям агроцита.

Как это часто бывает, не все кхормэй согласились со сменой власти и радикальной переменой политического курса. Началась гражданская война. Местное движение сопротивления возглавил политический противник Унгера по имени Адароо (Adaroo). Помимо неприятия политического выбора Унгера, сторонником Республики двигала еще и личная месть.

Но небольшим отрядам повстанцев было практически невозможно победить в этой войне, даже несмотря на массовое использование аэлидов. Дело было в том, что диктаторский режим Унгера Гоута опирался не столько на собственные вооруженные силы, укомплектованные местными аборигенами, сколь на хорошо вооруженные войска КНС, большой гарнизон которых расположился на планете. Ко всему прочему КНС установили на планете станцию управления погодой, работавшую на все том же агроците. Парой нажатий кнопок оператор мог создать огромный ледяной вихрь, сметающий все на своем пути, вызвать сильный снегопад или ледяной град. При умелом и своевременном применении станция управления погодой могла надежно «запечатать» воздушное пространство, не позволив вражеским звездолетам совершать посадки. 

Унгер Гоут

Республиканский сенат оперативно отреагировал на просьбу о помощи, что и неудивительно, ведь речь шла о больших деньгах для крупных корпораций, взятками которых кормились республиканские сенаторы, и опасности попадания стратегически ценного сырья в руки противника. На планету были отправлены войска ВАР под командованием мастеров джедаев Кита Фисто и Пло Куна. Солдаты ВАР, едва высадившись, столкнулись с крайне неприветливой погодой, усугубляемой станцией управления этой самой погодой. К счастью на помощь пришли воины Адароо и их аэлиды. Пушистые черви использовались объединенными войсками чтобы добраться до станции управления погодой и вывести ее из строя.

Республиканские солдаты вынужденно и недолго использовали аэлидов, переданных им во временное пользование. На Кхорме был не настолько суровый климат, чтобы отказываться от традиционных шагоходов АТ-ТЕ и другой республиканской военной техники. Впрочем, гористая местность, густой снег и обилие льда сильно снижали эффективность шагоходов. А вот репульсорная техника, судя по сепаратистским танкам ААТ, не испытывала особых проблем. События битвы за Кхорм (а точнее за природные ресурсы планеты) описаны в серии комиксов «Clone Wars» №8, арка «In Service of the Republic».

Скалдеры

Еще одним редким ездовым животным, которое, вынуждено и недолго, пришлось использовать клонам ВАР, были скалдеры (skalder). Случилось это в ходе дипломатической миссии сенатора Джа Джа Бинкса, под защитой небольшого отряда клонов, на планету Флоррум, где смелые и самоуверенные пираты из банды Хондо Онаки поймали Оби-Вана Кеноби и Энакина Скайуокера. А до этого, эти же пираты, сумели «в железо заковать да в острог заточить» окаянного графа Дуку (11-12 эпизоды 1 сезона мультсериала Clone Wars). 

Скалдеры представляли собой крупных травоядных животных, со средним ростом в 3.5 метра в холке. Интересной их особенностью была очень толстая и невероятно прочная шкура. Так уж было угодно природе, что жизнь скалдеров проходила на Флорруме среди равнин Дошар, характерной чертой которых было обилие кислотных гейзеров. Толстая шкура, появившаяся у скалдеров в процессе эволюции, надежно защищала животных от кислоты. Выстрелы из бластерных пистолетов тоже не причиняли шкуре животного существенных видимых повреждений. Скалдеры хорошо легко поддавались приручению, что и было доказано уважаемым сенатором-весельчаком по фамилии Бинкс.

На вооружении ВАР скалдеры не состояли и насколько известно, на момент написания данной статьи, в ВС Империи скалдеров тоже не было. А зря. Послушное животное с прочной шкурой было бы неплохим подарком для республиканской и имперской кавалерии.

На этом ненадолго оставлю тему малораспространенных животных в войсках и перейду к животным использовавшихся на сотнях или даже тысячах планет по всей галактике.

Бларрги

Начать хотелось бы с бларргов (Blurrg). Этих выносливых и живучих двуногих рептилий можно было встретить на многих планетах ДДГ. Вероятно, одним из важнейших факторов, определивших большое распространение бларргов в галактике, стала живучесть этих рептилий в разных климатических условиях и неприхотливость в пище. Широкая пасть и плоские зубы бларрга позволяли животному пережевывать или перетирать практически любой тип травы, листьев или кореньев. В галактике трудно было найти траву, которая не смогла бы перевариться в желудке бларрга. Хотя бларрги были травоядными, при определенных условиях они могли проявлять неконтролируемую агрессию, особенно в отношении чужака, или атаковать супостата по приказу хозяина.

Высота среднестатистического взрослого бларрга достигала 2.5-3 метров в холке. Масса тела около 0.5 тонны. В зависимости от планеты и воле селекционера, бларрги могли обладать различным окрасом шкуры. Наиболее распространенными были бларрги с бежевой или серо-коричневой шкурой. От особи к особи могли заметно отличаться форма и цвет пятен на шкуре. Иногда встречались бларрги с черной шкурой и белыми отметинами, со шкурой цвета аквамарин и красными или белыми отметинами, с красной шкурой… Автору статьи не попадались на глаза только полосатые бларрги, хотя нет никаких сомнений, что эти рептилии с таким цветом шкуры были во вселенной Star Wars.

Баррги появились в Звездных Войнах еще тридцать лет тому назад! Их впервые продемонстрировали фанатам в 1985 году, когда на экраны вышел фильм «Ewoks: The Battle for Endor». С тех пор они отметились в целом ряде справочников, паре романов и в мультсериале Clone Wars. А в замечательной многопользовательской ролевой игре SWTOR (The Old Republic) игрок может оседлать бларргов.

На большинстве планет, находящихся на не слишком высоком уровне развития, бларрги активно использовались в качестве замены тракторам, во время полевых работ, и репульсорному транспорту при перевозке малогабаритных грузов. На иных планетах бларрги могли встречаться в зоопарках и использоваться как ездовое животное для увеселительных прогулок. Изредка бларгги использовались вооруженными силами ряда планет. Кавалерийские части на бларргах действовали как в «конном» так и в пешем строю.

Во время войны с сепаратистами, клоны ВАР изредка использовали бларргов как замену легким разведывательно-ударным шагоходам AT-RT и CPW (Clone Personal Walker). Во время битвы за Рилот, в 22 году ДБЯ, вы могли наблюдать отряды клонов-пехотинцев и местных рилотских ополченцев, верхом на бларргах атаковавших позиции сепаратистов. В частности бларрги использовались при штурме стратегически важного рилотского города Лессу (Lessu), действуя в одном строю с шагоходами AT-RT. Получилась интересная с виду и эффективная по сути кавалерийская лобовая атака механической и живой конницы.

Успешное применение бларргов, для придания мобильности отрядам пехоты во время событий на Рилоте, настолько понравилось республиканскому командованию, что в некоторых битвах последующих лет войны на полях сражений изредка можно было заметить сутулые фигуры рептилий и гордо восседающих на их спинах солдат в белых доспехах с бластерными ружьями. В известной компьютерной стратегической игре «Galactic Battlegrounds: Clone Campaigns» под наше управление иногда передают отряды клонов-пехотинцев на бларргах, вооруженных почему-то огнеметами. Не могу не отметить, что конный огнеметчик очевидно выглядел еще более забавно и в то же время устрашающе, чем пресловутый конный арбалетчик из наркоманской графомании Ника Перумова. 

Чаще всего клоны на бларргах выполняли функции все тех же драгун. То есть, быстро перемещаясь по труднопроходимой местности, заходили во фланги или тыл отрядов противника, появляясь с самого неожиданного направления. Высокая скорость ездовых животных на труднопроходимой местности позволяла отрядам всадников занимать удобную позицию раньше противника. Далее клоны спешивались и вели бой в пешем строю с использованием легкого стрелкового оружия, гранатометов и минометов.

Как уже отмечалось выше, бларрги были идеально приспособлены для перевозки небольших грузов. В армии это могли быть минометы и боеприпасы к ним, станковые бластеры, противотанковые гранатометы, запасы продовольствия и медикаментов. Также с помощью бларргов можно было организовать вывоз раненных и больных в труднопроходимой местности, куда не могли добраться шагоходы, репульсорная техника и не было возможности осуществить эвакуацию по воздуху. Впрочем, ситуации, когда высокотехнологичной ВАР требовались животные, встречались нечасто. Несмотря на многочисленные примеры, кавалерийские подразделения не были распространенным явлением в республиканской армии.

В армии и штурмовом корпусе Галактической Империи кавалерийские части, в том числе на бларргах, тоже были редкостью, но численность их все же была значительно больше, чем среди частей ВАР в период Войн Клонов. И, что более важно, в имперских вооруженных силах выращивание скакунов и подготовка всадников были лучше организованы, о чем речь пойдет далее. В ВАР кавалерия создавалась уже в годы войны, а кавалерийские части укомплектовывались животными и клонами в течение нескольких недель или даже дней.

Клоны ВАР на бларргах

Уже упоминавшаяся в этой статье предприимчивая компания «Rothana Heavy Engineering» - дочернее предприятие корпорации Куат – не прошла мимо бларргов. Пусть у вас не вызывает смущение название компании. Дельцы Ротаны умели извлечь прибыль из любого дела, не только связанного с тяжелым машиностроением. Чтобы погреть ручки на выращивании и продаже популярных животных, ротановцам не пришлось корпеть над созданием генетической мутации и выращивании модифицированных существ, как это было с гелагрубами. Корпорация Куат пользовалась огромной поддержкой со стороны государства, так как была ответственна за строительство большинства крупных боевых кораблей имперского флота, наземной техники, вооружения и пр. Животноводам Ротаны ничего не стоило добиться получения выгодных многомиллиардных контрактов и, на субсидии со стороны правительства. За короткое время животноводы Ротаны построили большие животноводческие комплексы для выращивания миллионов и миллионов бларргов, лихо подвинув в этом сегменте рынка мелких конкурентов, не пользовавшихся одобрительным «угу» со стороны имперской власти. Разводить бларргов было несложно. Они плодились быстро и не были склонны к болезням. Одна самка бларрга за один сезон откладывала 5-6 яиц.

Бларрги продавались не только имперским вооруженным силам. Их мог купить кто угодно. Стоимость здорового взрослого бларрга составляла 2000 кредитов. Оптом было дешевле. Небольшое стадо из 12 голов продавалось по цене 20 000 имперских кредитов. Выращивались ротанские бларрги на одной из пустынных планет сектора Гаулус (Gaulus).

В годы Галактической Гражданской Войны (ГГВ) бларгги использовались тяжелой кавалерией имперской армии и штурмового корпуса в Силой забытых гарнизонах планет на окраине освоенного космоса и, в редких случаях, в более-менее цивилизованных мирах Колоний и Среднего Кольца.

Дьюбэки

Бларрги не были самыми распространенными ездовыми животными имперских солдат. И даже не самыми распространенными рептилиями в войсках. Излюбленным животным имперской кавалерии были дьюбэки (dewback). Не сообщается, почему именно дьюбэков больше предпочитали имперские солдаты. Скорее всего, это было связано с тем, что дьюбэки, в отличие от бларргов, имели четыре ноги, что существенно повышало проходимость, были крупнее и могли нести на себе больше полезной нагрузки. При всем при этом дьюбэки могли скакать столь же быстро и долго, как и их двуногие конкуренты по кавалерийским войскам.

Дьюбэки представляли собой крупных четвероногих всеядных рептилий, родиной которых считался Татуин – самое известное галактическое захолустье. Рост взрослого дьюбэка составлял 1.3-2.1 метра в холке. Длина – 2-3 метра. Масса тела около 800-820 килограмм. Шкура дьюбэков была светло-зеленого, бежевого или светло-коричневого цветов. Изредка встречались дьюбэки с синим цветом шкуры и даже дьюбэки имевшие пестрый камуфляж. Природная окраска шкур дьюбэков зависела от природно-климатических условий обитания.

Зеленая и светло-серая шкура татуинских дьюбэков содержала особый меланин, снижавший воздействие яркого солнечного света и солнечной радиации двух татуинских светил (Тату I и Тату II) на внутренние органы дьюбэков. Это же вещество позволяло сохранять драгоценную влагу. Благодаря этому рептилии могли длительное время выдерживать экстремальную жару и много дней обходиться без воды, совершая путешествия на сотни километров по пустыне за один переход, мигрируя между оазисами.

В дикой природе дьюбэки, особенно на Татуине, жили небольшими стаями. Так им было проще защищаться от крупных татуинских хищников и искать пропитание. Именно за поисками воды и еды в бесплодной, на первый взгляд, пустыне проходил весь световой день дьюбэков. Ночью активность дьюбэков почти сходила на нет. Так как дьюбэки были хладнокровными, ночью, при резком снижении температуры, рептилии становились медлительными и вялыми. Спала стайка дьюбэков спина-к-спине. Это позволяло животным лучше сохранять тепло. За ночь роса накапливалась на спинах животных, что было хорошим утренним источником влаги. К слову, слизывание росы, скопившейся за ночь, со спин других дьюбэков являлось средством укрепления дружеских и семейных взаимоотношений в стае. Кому угодно лизать себя гордый дьюбэк не позволит. Кстати, эта особенность их поведения определило название животного: dew (роса) + back (спина).

Объединяться в большие стаи дьюбэкам смысла не было. Чем больше дьюбэков – тем меньше они смогут найти пропитания и воды. На других планетах, где перепады температур были не такими неприятными дикие дьюбэки могли жить большими стаями или даже поодиночке.

Татуинские дьюбэки питались небогатой местной растительностью, находя ее среди камней и скал, а также разрывая лапами песок в поисках клубней. Едой и одновременно источником влаги для дьюбэков служили татуинские кактусы. Кроме этого дьюбэки никогда не отказывали себе в удовольствии поохотиться на вомп-крыс, скурриеров и другую мелкую татуинскую живность. Иногда на зуб дьюбэкам попадались даже вуду (woodoo) – крупные нелетающие птицы. Но добыча эта была опасной. Несколько вуду вполне могли убить одиночного дьюбэка. Также вуду были известны тем, что похищали яйца дьюбэков, которые те прятали в песок. Справиться с одиночным дьюбэком мог и рой скетто (sketto) – крупные летающие существа, объединяющие в себе черты рептилий и млекопитающих. Кружась вокруг и ненадолго прилепляясь к дьюбэку, они лишали его драгоценной влаги, буквально выпивая рептилию досуха. Впрочем, это были только слухи, которыми радовали уши посетителей татуинских кантин.

Штурмовики «пустынной» специализации
Во время поисков «тех самых дроидов»

Для людей и других крупных разумных рас дикие дьюбэки, как хищники, не представляли угрозы. Хотя представителями мелких рас (ростом менее полуметра), дьюбэки вполне могли заинтересоваться на тему их вкусовых качеств. Напасть на человека или других схожих по размерам рас, дьюбэки могли только в целях самозащиты или совсем уж из голодухи.

В основном дьюбэки обладали мягким характером. А вот сами дьюбэки часто становились предметом охоты татуинских колонистов (а также колонистов на других планетах), джав и тускенов. Последние видели в дьюбэках хороший источник мяса и шкур, из которых изготавливалась одежда, обувь, сумки, домашняя утварь, спальные мешки и палатки. Ну а череп дьюбэка был неплохим украшением домашнего очага невезучего охотника, которому не удалось изловить и убить в татуинской пустыне более достойного зверя (например, крайт дракона).

Теперь стоит сказать несколько слов о размножении. Как правило, татуинские дьюбэки, в период спаривания, мигрировали в Юндландские Пустоши (Jundland Wastes). Самцы привлекали внимание самок катанием на спине и демонстрацией незащищенного живота, который в этот период приобретал цвет татуинского неба. Иногда происходили стычки пары дьюбэков за самку, которая могла дать здоровое потомство. Брачный период дьюбэков был увязан по времени с аналогичным периодом других животных. Он начинался сразу после того, как заканчивался сезон спаривания у крайт-драконов. Это было гарантией того, что большей части яиц дьюбэков удастся уцелеть.  Песок в районе Ютландских Пустошей идеально подходил для откладки яиц. Самки, вскоре после спаривания, откладывали яйца в глубокую яму в песке и забывали про их существование. Дьюбэки не высиживали яйца. Теплая пустыня делала это за них. Маленький дьюбэк вылуплялся из яйца через полгода и уже мог вести самостоятельный образ жизни. Если, разумеется, ему удавалось встретить сородичей (особенно братьев и сестер) и при этом не попасться на глаза какому-нибудь хищнику.

Имперский кавалерист с известным шлемом

Привычки мигрировать с целью спаривания и откладки яиц в конкретный район пустыни, вместе с точным выбором времени спаривания, столь прочно засели в головах дьюбэков, что разведение их в неволе на Татуине было невозможно. К счастью, дьюбэки обитали на многих других планетах, где тамошним рептилиям не приходилось выбирать время проведения спаривания с оглядкой на других животных. Такими планетами были Брика (Breeka), в секторе Кадавин, и планета Бенжа-Рин (Benja-Rihn) в секторе Севастол. Именно с этих и других подобных планет были родом большинство дьюбэков имперской кавалерии.

Не самым прибыльным, но надежным и достаточно безопасным бизнесом на Татуине был поиск яиц дьюбэков в пустыне и их продажа в инкубаторы. Лучше всего к людям дьюбэки привыкали если с момента выхода из скорлупы яйца, видели вокруг себя стенки инкубатора и человеческие лица, а не голую пустыню.

Лучше всего жилось одомашненным дьюбэкам. Им всегда хватало еды и воды. Они не страдали от мелких насекомых и крупных летающих неприятностей, вроде скетто. Одомашненные дьюбэки зачастую были индивидуалистами, ведь, живя с человеком, им не требовалось создавать прочные дружеские и семейные взаимоотношения с другими дьюбэками ради выживания. Но и тут были некоторые особенности. Дьюбэков появившихся на свет из татуинских яиц и живших на Татуине, всегда тянуло в сторону вышеупомянутых пустошей во время спаривания. Этот удивительный феномен ученым так и не удалось объяснить и преодолеть. Поэтому в сезон спаривания хозяин отпускал своих дьюбэков, а то и вовсе подвозил их в известные пустоши. После нахождения самки и спаривания, одомашненные дьюбэки всегда находили дорогу домой, с радостью возвращаясь к хозяину, где его ждала безопасная лежанка, много еды и воды. Почти как домашние коты, уходящие весной в загул и пропадающие там на несколько или даже пару недель.

Читая это краткое описание, вы наверняка задались вопросом, что забыло столь большое число рептилий и им подобных видов на сухом и жарком Татуине, где перепады температуры могли убить даже подготовленного человека со специальным снаряжением. Дело в том, что в древности Татуин был зеленой планетой с обилием рек, озер и морей. Дьюбэки в те сытые годы жили в водоемах и в прибрежных территориях, где всегда хватало съедобной травы, кореньев и воды.

Теперь перейдем к теме использованию дьюбэков в далеко-далеко-галактическом народном хозяйстве и, разумеется, к главной теме этой статьи – применению дьюбэков на войне.

Караван дьюбэков идет по пустыне

Люди и другие расы много тысяч лет использовали дьюбэков в качестве тягловой силы и ездовых животных. Для погонщиков караванов на многих планетах дьюбэки были столь же ценны как в свое время верблюды в реальном мире. В древности, когда репульсорная техника еще не могла похвастаться надежностью, а на гусеничную и колесную технику полагаться было рискованно, именно дьюбэки были «кораблями пустыни», перевозя на своих могучих спинах сотни килограмм различных грузов, от товаров для ярмарки, до строительных материалов для нового жилья и компонентов влагоулавителей. Даже в период ВК и ГГВ от дьюбэков на целом ряде планет не стали отказываться. Репульсоры в суровой пустыне тоже могли выйти из строя из-за жары или из-за песка, проникавшего во все щели и забивавшего радиаторы. В отличие от техники, на дьюбэков всегда можно было положиться. Дьюбэки не боялись песчаных бурь, сильных ветров и жары. Даже если наездник терял ориентировку в пустыне, дьюбэк без труда находил верный путь через барханы и скалы. 

Одними пустынями район применения дьюбэков не ограничивался. Эти животные прекрасно чувствовали себя в степях в теплое время года, в лесах, в джунглях, напоминающих африканский буш, и, вероятно, среди болот.

Штурмовой Корпус Галактической Империи по достоинству оценил возможности дьюбэков. Имперские вооруженные силы не страдали от отсутствия качественной техники, но даже Империи порой приходилось делать ставку на старую добрую кавалерию. Особенно это относилось к длительным операциям в труднопроходимой местности, проводимых на значительном удалении от баз и при незначительной поддержки с воздуха транспортными челноками.

Тактика действий штурмовиков на дьюбэках практически не отличалась от большинства других кавалерийских подразделений Империи и других государств галактики. Лишь изредка штурмовики вели бой «в конном строю». Атаковать верхом с пиками и бластерами имело смысл только при наличии эффекта внезапности или если враг был рассредоточен, не имея оборудованных огневых точек. Также кавалерия могла оказаться весьма полезной при преследовании пешего противника на труднопроходимой местности. Одну из таких атак вы можете наблюдать на иллюстрации, где отряд штурмовиков атакует пустынный вездеход джав.

Всадников на дьюбэках от иных кавалерийских подразделений отличала одна интересная особенность. Из-за вялости и сонливости дьюбэков при резком снижении температуры, на планетах подобных Татуину, кавалерия могла эффективно действовать только в дневное время, что существенно снижало тактические возможности подразделения. Схожая проблема была у ранее рассмотренных всадников на бларргах, ибо эти животные тоже были хладнокровными. А вот всадники на гелагрубах таких проблем не имели. Хотя использовать гелагрубов в пустынях было невозможно. Клейкое вещество на лапках и теле личинок уже через десяток метров привело бы гелагруба в состояние едва шевелящегося комка, полностью облепленного намертво прилипшим песком.

Имперская кавалерия обстреливает на скаку краулер джав

Опыт боевых действий продемонстрировал высокую эффективность всадников на дьюбэках при выполнении самых различных заданий: от длительного патрулирования, поисковых операций и разведки на больших расстояниях, до стремительных фланговых атак. Как ни странно, кавалерия эффективно действовала против небронированной и легкобронированной бронетехники. В том числе бронетехники повстанцев.

Штурмовики кавалерийских подразделений носили стандартные доспехи и были вооружены штатным оружием штурмового корпуса. Единственным заметным отличием были трехметровые энергетические (силовые) пики, большее насыщение длинноствольным бластерным оружием и огнеметами. Толку от холодного (пусть и энергетического) оружия было немного, а вот наличие длинноствольных тяжелых бластерных ружей DLT-19 и легких автоматических бластеров Т-21 можно объяснить существенно большими расстояниями, на котором штурмовикам-кавалеристам приходилось вести стрелковый бой в пустыне. Еще более странно выглядело наличие у кавалерии большого числа огнеметов. И тем более удивительно, что конные огнеметчики оказались эффективным средством борьбы с пехотой и небронированной техникой. Хорошая грузоподъемность дьюбэков позволяла кавалерийскому подразделению перевозить с собой минометы и мины к ним, а также гранатометы и ПТРК, с большим запасом противотанковых управляемых ракет.

В начальной фазе ГГВ, кавалерия отметилась участием в нескольких значимых операциях и даже крупных сражениях. Помимо известной операции по поиску «не тех дроидов, которых вы ищите», имперская кавалерия отметилась участием в битве за Явин, вскоре после уничтожения первой Звезды Смерти. В тот день несколько отрядов кавалеристов штурмовали плохо оборудованные оборонительные позиции мятежников и успешно захватили их.

Несколькими неделями позже кавалерия успешно действовала в кампании по освобождению планеты Рейта (Reytha), находящейся в одноименной звездной системе сектора Харрон (район на карте О-12). Рейта была одной из крупнейших сельскохозяйственных планет в этом секторе галактики. Ее захват повстанцами ставил под угрозу поставки продовольствия во множество звездных систем и мог привести к голоду миллиардов людей и не-людей, что, в свою очередь, могло стать поводом для массового восстания с миллионами жертв. Хотя участие кавалерии в освобождении планеты было минимальным. Наибольший вклад в победу над повстанцами внесли традиционные рода войск – пехота и бронетехника.

Еще одним знаковым эпизодом в истории кавалерии (дьюбэкалерии) была битва за Залориис (Zaloriis), столичную планету одноименной звездной системы (на карте Р-6) в секторе Аскариан (Askarian). Местный правитель, не желая более находиться в составе Галактической Империи, науськиваемый местной многочисленной и влиятельной ячейкой Альянса Повстанцев, подал прошение о предоставлении Залориису независимости. Планета не представляла стратегической ценности для Империи. Большая часть Залорииса представляла собой бесплодную каменистую пустыню, разрезаемую труднопроходимыми скалами. Природных ресурсов было немного, а промышленность явно не отличалась большими объемами производства. Единственная ценность Залорииса для Империи заключалась в том, что именно эту планету имперцы выбрали для создания тайного военного полигона, где проходили испытания шагоходов АТ-АТ нового поколения. Шагоходы явно интересовали повстанцев не меньше самой планеты. К слову, это были те самые АТ-АТ, которым вскоре предстояло штурмовать базу повстанцев на Хоте. Видимое имперское присутствие на планете было минимальным. В местном гарнизоне насчитывалось несколько отрядов солдат имперской армии и штурмовиков, общей численностью до полка. Среди них было несколько кавалерийских отрядов на дьюбэках, для которых, кстати, Залориис был идеальной зоной боевых действий.

Наличие тайного полигона, немалого числа повстанцев и опасность того, что независимость Залорииса станет опасным прецедентом, побудившим другие планеты сектора искать независимости подобным образом, вынудили Империю вмешаться на самом высоком уровне. В 2.5 году ДБЯ, вскоре после требований о независимости, высказанные министром Трансом Декаром (Transe Decar), на Залориис лично прибыл Дарт Вейдер. Посыльный императора провел «переговоры» с мятежным министром в типичной ситской манере – задушил выскочку Силой. Но в ту самую минуту, когда мятежный министр жадно глотал ртом воздух, неспособный совладать с невидимой удавкой на своей шее, вооруженные отряды сепаратистов при поддержке местных боевиков Альянса Повстанцев, взяли под свой контроль столичный город Залорииса и захватили испытательный полигон. Часть имперских солдат мятежники убили, а остальных взяли в плен.

Вейдер прибыл «налегке» без значительной свиты из 501-го легиона. Все, что было в его распоряжении: небольшой отряд штурмовиков и горстка солдат местного гарнизона, состоявший из пехотинцев и всадников. При помощи кавалерии и пехоты ситх, первым делом, отбил полигон. Попутно удалось освободить плененных штурмовиков. После этого экспериментальные шагоходы АТ-АТ, пехота и кавалерия штурмовали город и полностью зачистили его. Крупная группировка мятежников была разгромлена. Отловом и отстрелом выживших повстанцев, разбежавшихся по окрестным бесплодным землям, занялась кавалерия на дьюбэках.

Леди-штурмовик и ее верный дьюбэк

В деле распространения дьюбэков по галактике не обошлось без уже знакомых нам ухватистых товарищей из компании «Rothana Heavy Engineering». Зная дельцов этой компании можно смело утверждать, что как только имперское военное начальство задумалось о создании кавалерийских отрядов и выбрало для этой цели в том числе дьюбэков, эти гешефтмахеры уже были тут как тут со своим выгодным предложением. Животноводы с Ротаны занимались массовым разведением и продажей дьюбэков всем желающим, в том числе вооруженным силам Империи. Стадо из шести дьюбэков продавали государству за 16 000 кредитов (по 2670 кредитов за голову).

Естественно мимо дьюбэков не смогли пройти и сами повстанцы. Тем более легально купить этих животных (или нелегально угнать) не составляло никакого труда, ибо дьюбэки не считались оружием или военной техникой. Ротана была не против продавать животных имперцам, мятежникам и вообще всем желающим. Как говорится: и нашим и вашим за копейку спляшем.

Спецназ Альянса охотно использовал дьюбэков для скрытного перемещения на большие расстояния и внезапных атак. Известно, что верхом на дьюбэках иногда сражались спецназовцы 4-ых полков, так называемые «wilderness fighters».

спецназовец Альянса Повстанцев

Тут стоит сделать небольшое уточнение, чтобы у читателя не возникало вопросов, почему в данном случае номерной полк представлен во множественном числе. Силы специальных операций  Альянса Повстанцев насчитывали 10 дивизий. Каждая дивизия имела в своем составе номерные полки,  состоявшие из специалистов в конкретной области ведения особой войны. Дивизия и полк были исключительно организационными территориальными единицами, неоднородными по численности и составу. Самой крупной боевой единицей спецназа была рота. Но и в составе роты спецназовцы воевали редко. Чаще всего на задания отправлялись небольшие оперативно-тактические группы (task force), насчитывавшие от пары до полутора-двух десятков коммандос. При этом отряд мог быть сформирован из представителей различных полков (специальностей) спецназа. Поэтому сражаться верхом на дьюбэках или других ездовых животных более-менее умели только некоторые солдаты десяти полков спецназа.

Спецназовцы Альянса ездили не только на дьюбэках. Выбор животных был связан с характером задания и наличием самих животных. Спецназовцы умудрились оседлать даже метнапов (methnap) – редкое морское животное от двенадцати до пятнадцати метров в длину. Их коммандос использовали во время диверсионных операций на планете Чадра (Chadra), большая часть которой была покрыта водой. К теме ездовых животных повстанцев я еще вернусь. 

Читать далее...

Обсудить на форуме

↑ Наверх