Звездные Войны

B'omarr Order

Монашеский орден Б’омарр

История ордена монахов Б’омарр уходит своими корнями в далёкое прошлое. К сожалению, за долгие годы бесконечных галактических войн, восстаний, переворотов, походов, завоеваний и прочих вооружённых конфликтов значительная часть информации об Ордене оказалась утраченной - и многое было забыто, чего забывать не следовало. В сегодняшней статье мы постараемся проникнуть за непроницаемый саван тьмы, окружающей таинственных монахов многие столетия, и осветить хотя бы часть истории загадочного братства.

Орден Б’омаррских монахов зародился приблизительно за 700 лет до Явинской битвы – увы, пески времени стёрли имя его основателя из анналов истории. Первоначально монашеская братия состояла целиком из людей, однако со временем в её состав вошло множество представителей иных видов, терявших веру и надежды на лучшую жизнь. Монахи провели многие годы в поисках уединённого, спокойного места, в котором никто не станет преследовать их, подвергать остракизму и мешать в постижении сути мироздания. В один прекрасный день разведчики Ордена принесли братьям благую весть: подобный мир был найден. Татуин, пыльный раскалённый шарик, запекающийся под лучами двух солнц, стал идеальным местом для создания скромной и тихой обители Ордена Б’омарр. Долгий и изматывающий труд монахов привёл к созданию огромного, величественного монастыря на окраине Дюнного Моря. Не обошлось и без столкновений со свирепыми аборигенами Татуина, тускенами, однако вера и мужество братьев позволили им противостоять угрозе нечестивых варваров . Согласно легендам, тускены были столь поражены мужеством адептов Ордена, что на завершающем этапе строительства монастыря оказали им свою помощь – впрочем, ни подтвердить, ни опровергнуть этот факт теперь уже никто и никогда не сможет. Однако и по сей день дикие обитатели пустынь на своих бантах подходят к воротам дворца, долго стоят возле них в благоговейном молчании, после чего столь же неслышно покидают пределы цитадели Б’омарр.

Монастырь Б'омарр на Татуине,
он же Дворец Джаббы Хатта

Со временем монахи привнесли Слово своё и в другие миры, воздвигнув монастыри на планетах Данута и Тет. Последующие столетия прошли для монахов в относительном мире и спокойствии: в тишине своей святой обители они проводили философские изыскания, систематизировали знания о Галактике и созерцали бескрайний Космос. Постепенно на Татуин начали прибывать всё новые и новые колонисты, создававшие небольшие поселения, со временем преобразившиеся в города. Татуин становился прибежищем отбросов общества: контрабандистов, наёмников, бандитов, пиратов и других преступников, которые постепенно прибирали власть над планетой в свои руки, лапы, манипуляторы или щупальца. Огромная цитадель, защищённая могучими стенами, не могла не привлечь внимания «лихих людей», и в конечном итоге разбойный сброд впервые ступил в чертоги Ордена Б’омарр. Монахи, отрешённые от мирских забот, были рады оказать помощь страждущим и предоставить им кров в стенах своего благословенного монастыря – что положило начало долгому и странному сотрудничеству головорезов и монахов. Братья позволили бандитам использовать монастырь в качестве убежища, однако не допускали их на самые нижние уровни. Спустя 150 лет после начала активной колонизации Татуина известный головорез Алкхара, вырезавший целое тускенское племя, был встречен монахами с распростёртыми объятьями и стал де-факто правителем этого места – не исключено, что некоторая доля его прибыли от незаконных операций исчезала в глухих подземельях монастыря.

Б'омаррский монах-целитель

Шли годы. «Не бандита, но благородного пирата» Алкхару сменил знаменитый Джабба Хатт, Жирнотелый, любимый сын и наследник старого Зорбы. Вместе с достойным членом клана Десилиджик в обитель Б’омарр пришёл разноцветный сброд из наёмников, головорезов, профессиональных игроков и мошенников, торговцев всем-чем-угодно и других деятелей преступного ремесла. Монахи оказались немного не готовы к обрушившемуся на их головы аки манна небесная счастью и скрылись в своих кельях и катакомбах на нижних уровнях монастыря, дабы укрыться от развратной пышности развлечений Хатта (и от всепроникающей татуинской жары, ага, в подземельях хотя бы прохладненько). Джабба объявил дом адептов б’омарр своим личным дворцом и столицей обширной криминальной империи. Впрочем, время от времени монахи выходили на свет Божий, выступая в роли посредников между отдельными группировками приспешников Джаббы. Жутковатые, непознанные и таинственные монахи всегда вселяли страх в души слабовольных головорезов, и со временем некоторые из них выразили интерес к приобщению в лоно Истинной Веры и Познания.

В редких случаях прислужники Жирнотелого использовали монахов в качестве шпионов, искушая их деньгами или иными прелестями мирской жизни. Долгая жизнь с порочным хаттским двором развратила души немалого количества монахов и кое-кто из них решил встать одесную крёстного отца преступного мира Татуина. К примеру, коррумпированный монах по имени Гримпен передавал в руки собратьев личных врагов Джаббы – те извлекали их мозги и помещали их в специальные стеклянные банки с питательным раствором, поддерживающие в лишённом тела сгустке нейронов жизнь. Об этой занятной традиции благородного братства мы расскажем немного позднее. Как минимум один монах Б’омарр был агентом главной конкурентки Джаббы на Татуине, госпожи Валариан, а ещё несколько служили информаторами при ключевых фигурах двора Хатта – личного дворецкого и майордома Джаббы Биба Фортуны и начальника службы безопасности дворца Эфанта Мона. Время от времени придворные или пленники Джаббы пропадали в извилистых и тёмных коридорах дворца, пополняя ряды «просветлённых» пауков-мозгоходов, пугавших до икоты случайных встречных.

Биб Фортуна

Большая часть доступной нам на сегодняшний день информации об Ордене Б’омарр стала достоянием общественности благодаря самоотверженной работе знаменитого учёного-антрополога расы ши’идо Маммона Хула. В ходе своего первого визита к монахам обладающий способностью принимать внешний облик других существ Хул смешался с монахами для изучения оных, так сказать, «изнутри». Впрочем, в скором времени ему пришлось бежать, когда святые отцы предложили ему путь к «просветлению» - а именно извлечению мозга с последующим помещением в банку и передвижением лишь внутри специального шагохода, аки смертельно раненый космодесантник Вархаммера внутри Почтенного Дредноута. Волей Силы Хулу пришлось вновь посетить дворец Джаббы спустя некоторое время после Битвы при Явине, на этот раз в компании своих племянников, Таш и Зака Арранда. Жирнотелый властитель бывшего монастыря попросил Хула помочь с переводом украдённой у Ордена Б’омарр древней книги, однако и на этот раз не обошлось без неприятностей: один из монахов-ренегатов схватил Таш, извлёк её мозги из тела и заменил их, однако благодаря вмешательству Хула девочка смогла обрести «полноценность» и бежать из дворца.

Биб Фортуна в гостях у б'омаррских монахов.
Распитие чая с "веществами" прилагается

Подобно многим другим обитателям дворца Джаббы, б’омаррские монахи втайне ненавидели криминального босса и мечтали от него избавиться. Правая рука хатта, тви’лек Биб Фортуна, заручился поддержкой монахов б’омарр в своём перевороте, однако несвоевременная смерть Джаббы помешала его воплощению. Тело преступного короля сгинуло во взрыве «Кетанны» близ Великой Каркунской Бездны вместе с большей частью его свиты. Воспользовавшись грызнёй немногочисленных уцелевших за наследство покойного, осмелевшие монахи наконец-то вышли на свет Божий и вернули контроль над дворцом в свои руки. Попавшие в плен придворные добровольно (жабопёс Бубокуиллар, охотник за головами випхид Ж’Квилле) или принудительно (куаррен Тессек, неудачливый наследник Хатта Биб Фортуна и некоторые другие) пополнили число Просветлённых, чтобы проводить в мыслях о высоких материях вечность. Впрочем, после нескольких лет внетелесного существования хитроумный Биб смог взять в плен своего старого конкурента Фирита Олана, потерпевшего неудачу в попытке захвата имперского склада оружия, и вместе с ним отправиться прямиком к святой братии, лишившей его тела. После новой операции Биб обрёл тело Олана и принял бразды правления над его криминальной империей, а неудачливый Фирит пополнил ряды Просветлённых.

Гибель Джаббы не могла не привлечь в его логово стервятников всех мастей, от бывших слуг и конкурентов до внезапно объявившихся дальних родственников. Спустя несколько месяцев бывший дворец Хатта перешёл в безраздельное владение монахов – они не слишком заботились о грабеже на верхних уровнях, однако незваные гости, спустившиеся на нижние уровни, пропадали бесследно. Впрочем, монахам в очередной раз не удалось пожить в одиночестве – к 5 ПБЯ владение своего сына занял престарелый Зорба, но после его ареста новых желающих владеть дворцом с его дурной славой не оказалось.  В 12 ПБЯ Люк Скайуокер и Хан Соло в обличье тускенов проникли в цитадель б’омаррских монахов и в ходе беседы с бывшим придворным Джаббы Мейзором, ныне Просветлённым монахом, получили информацию о поисках хаттами имперских проектов супероружия.

Монастырь Б'омарр на Тете

О других обителях б’омаррских монахов известно сравнительно немногое. Монастырь на Тете, построенный на вершине гористого плато, стал ареной сражения Великой Армии Республики и Конфедерации Независимых систем в 22 ДБЯ, но к тому времени монастырь долгие годы был заброшен. В городе Трид, что на Дануте, Орден Б’омарр продолжал действовать и в годы Империи – Палпатин оставался терпимым к любой религии до тех пор, пока её служители не начинали вмешиваться в проводимую им политику. На Татуине существовали и другие культовые сооружения Ордена – однако ни одно из них никогда не было столь же известным, как монастырь на окраине Дюнного Моря. Форпост Б’омарр неподалёку от монастыря служил прибежищем для секты Совершеннейшего Ордена К’вина, группе бестелесных мозгов-Просветлённых внутри пауков-шагоходов, поклонявшихся своему собрату К’вину, обладавшему чувствительностью к Силе. Схожая по дизайну с монастырём Цитадель Б’омарр использовался монахами в качестве дома для Посвящённых и Просветлённых монахов, а также искусных целителей, которые предлагали свою помощь любому, вне зависимости от законопослушности и обстоятельств получения ран.

Стержень религиозной доктрины Ордена Б’омарр – практически полный отказ от чувств и эмоций в пользу развития когнитивных способностей и интеллекта. Большинство «мирян» считают монахов «поехавшими» чудаками, далёких от реальности и предпочитавших мыслить о высоких материях взамен полноценной жизни. Б’омаррские монахи уделяют мало внимания личным удобствам и носят, как правило, самую простую и грубую одежду.

Духовный рост б’омаррского монаха долог, тернист и непрост. На каждом этапе пути к Просветлению и высшему Благу члены Ордена проходят специальные тесты, имеющие самый различный характер: некоторые из них призваны проверить логику и интеллект адепта, другие – память и знание священных текстов, а третьи – показать нечувствительность монаха к боли. Монахи верят, что регулярные истязания позволяют развить нечувствительность к боли, уничтожить чувствительность бренной оболочки и в конечном итоге отринуть презренную плоть, приблизившись к Истинному Знанию.

Б'омаррский Просветлённый

После долгих лет обучения, умственных тренировок и укрощения плоти успешно прошедший испытания монах обретает статус Просветлённого – существа, свободного от чувств и эмоций и готового воссоединиться с Космосом. Поскольку ничтожная смертная оболочка боле не требуется святому монаху, хирурги из числа младших служителей Ордена извлекают из тела мозг в ходе тонкой операции. Новым обиталищем Просветлённого становится стеклянная банка, заполненная питательной жидкостью. Тысячи стеклянных сосудов с живыми мозгами продолжают своё удивительное существование в Великом Зале Просветлённых, размышляя о бесконечности мироздания. Мысли величайших умов Ордена Б’омарр тщательно фиксируются в Реестре, огромной рукописи, наполненной философскими идеями, раздумьями и цитатами Просветлённых монахов. В тех случаях, когда б’омаррскому монаху нужно покинуть на время свою святую обитель, он телепатически вызывает к себе так называемого «паука-мозгохода» - специального шагохода, бережно закрепляющего сосуд с мозгом монаха к специальному кожуху. Единого образца мозгохода не существует – у них может быть от четырёх до десяти ног, произвольное число манипуляторов и иные отличия – однако наиболее распространённой остаётся модернизированная модель дроида BT-16 производства Аракид Индастриз. «Пауки» крайне редко покидают монастырь, однако ж некоторые из них бродят по окружающей цитадель пустыне, изучая таинственный и неведомый внешний мир.

Время от времени случается так, что мозг монаха удаляется гораздо раньше достижения Просветления. Даже если операция проходит успешно, разделение тела и мозга приводит к чудовищному психозу и мозг будет мысленно «кричать», не в силах примириться с самим фактом своего нового существования. Индикатор состояния, обычно зелёный, полыхает при этом кроваво-красным. Монахи предпочитают держать «буйных» отдельно от смиренной братии Просветлённых, и, как правило, со временем мозг понемногу «успокаивается» и вливается в коллектив собратьев. В редчайших случаях мозг может быть перенесён обратно в тело, однако эта операция считается невероятно сложной и опасной даже в среде «набивших руку» в членовредительстве и художественной резке монахов.

Фирит Олан и мозг Биба Фортуны внутри "паука-мозгохода" 

Служители Ордена редко общаются с друг другом (чего уж тут говорить о посторонних!), но порой собираются в чайных комнатах, где потребляют настоянные на мощных галлюциногенах чаи. Полёт разума в ходе галлюцинаций позволяет жаждущим Просветления хотя бы на время приобщиться к Высшему Неведомому, доступному старшим братьям. Члены Ордена обладают серьёзными познаниями в искусстве врачевания и ядах, что нередко становится причиной пристального внимания к ним со стороны «сильных мира ДДГ». Впрочем, для подавляющего большинства населения Галактики (а особенно для жителей Центральных Миров) монахи Б’омарр продолжали оставаться живописной легендой, порой служившей для привлечения внимания клиентов – к примеру, Декстер Джеттстер, знатный кулинар и владелец закусочной имени себя на Корусанте, предлагал в своём меню «маринад а-ля Б’омарр», ингридиентами которого были оджомский лук, солёные огурцы, реввиенский салат, ломтики топато и мясо.

P.S.

Из разряда интересных фактов. Гаморреанец Гартогг, славившийся тугодумием даже среди соплеменников и достойный стать аватарой Слоупока в мире ЗВ-шном, взял на себя расследование таинственных убийств во дворце Джаббы накануне памятной Битвы у Каркунской бездны. "Доказательства" - трупы б'омаррского служителя и поварёнка Флегмина - тучный свин повсюду таскал за собой, даже когда они начали разлагаться и вонять. Гартоггу посчастливилось избежать гибели во взрыве "Кетанны" - гаморреанская стража Джаббы просто не взяла недотёпу с собой - и свинтус покинул Татуин в компании своих новых "друзей", которые потихоньку превратились в мумии. Гартогг стал преуспевающем контрабандистом, неизменно появляясь на людях с двумя высохшими трупами на плечах.

Источники 

Автор: Master Shaper

Обсудить на форуме

↑ Наверх