Звездные Войны

A/SF-01 B-Wing Assault starfighter

Истребитель-бомбардировщик A/SF-01 B-Wing

Истребитель-бомбардировщик B-Wing

Характеристики:

Название A/SF-01 B-Wing Assault starfighter
Производитель верпины из корпорации Slayn & Korpil при содействии адмирала Акбара (Ackbar) и инженеров Альянса 
Производитель  верфи Slayn & Korpil и тайные фабрики Альянса 
Длина 16.9 метров
Экипаж 1 пилот
Скорость
  • 90 MGLT
  • гипердвигатель 2 класса
  • память навигационного компьютера может хранить 2 набора координат для гиперпрыжка 
  • 950 км/ч в атмосфере
  • ускорение 16 MGLT/сек
Коэффициент маневренности  65 DPF
Двигатели  четыре Slayn & Korpil JZ-5 или четыре двигателя Quadex Kyromaster
Гипердвигатель  Slayn & Korpil HYd-997
Навигационная система Microaxial LpM-549
Генератор 
  • Slayn & Korpil JZ-5g7
  • Vinop O2 Cryogenic
Авионика  Harmox HG.6w
Система наведения   Fabritech ANq 3.6 и голографическая система индикации на лобовом стекле (ИЛС) IN-344B
Сенсоры  Fabritech ANv-9q
Дефлекторный генератор Sirplex Zr-41
Автономность 1 стандартная неделя
Щит SR 30
Корпус
  • DR: 10
  • Порог повреждений:44
  • HP: 90
Сенсоры 
  • Пассивный режим – 30 единиц
  • Сканирование – 50 единиц
  • Поиск – 75 единиц
  • Фокусировка – 4 единицы
Вооружение
  • 3 ионные пушки ArMek SW-7а. Эффективная дальность 36 единиц в космосе
  • 1 тяжелая лазерная пушка Gyrhil R-9X. Эффективная дальность 25 единиц в космосе
  • 1 двуствольная скорострельная автоматическая бластерная пушка Gyrhil-72. Эффективная дальность 40 единиц в космосе
  • 2 пусковые установки Krupx MG9. Эффективная дальность 7 единиц в космосе. Общий боезапас от 12 до 16 протонных торпед или ракет.  
Грузовместимость 45 кг.
Стоимость 220 000 кредитов за новый или 120 000 за подержанный 

Описание:

Вы одни из лучших пилотов в галактике!
Вы просто обязаны ими быть,
если управляете с этим 
истребителем-бомбардировщиком
Джиал Акбар обращаясь к пилотам
перед битвой при Эндоре

Прославленный адмирал Акбар был прав. Тяжелый истребитель-бомбардировщик B-Wing, прозванный пилотами «Вертушкой» (см. примечание), был очень сложной в управлении машиной, но в то же время обладавшей рядом уникальных боевых возможностей.

За два года прошедших до битвы при Явине истребители повстанцев успели основательно раздразнить имперцев, осуществляя рейды на удаленные аванпосты, конвои, а иногда совершая и более дерзкие акции, нанося урон даже имперскому флоту (пример – битва при Тон Фалке (Ton-Falk), 1 г. ДБЯ). Империя ответила на пиратские нападения Альянса Повстанцев возобновлением крупносерийного производства ранее созданных эскортных фрегатов – EF76 Небьюлон-Б (Nebulon-B) и зенитного фрегата типа «Улан» (Lancer). Благодаря использованию фрегатов в составе крупных, а порой и небольших конвоев, эскадрильи повстанцев начали нести существенные потери. Так как повстанцы не имели возможности регулярно привлекать для рейдовых акций крупные боевые корабли,  верховное командование Альянса решилось на необычный для себя шаг – начать дорогостоящий проект по созданию нового ударного истребителя-бомбардировщика. Главным инициатором проекта стал генерал Додонна. Проект получил название Шантипол (Project Shantipole). Руководителем Шантипол стал блестящий тактик Джиал Акбар.

Так как повстанцы не имели научно-конструкторских бюро и исследовательских центров вместе с экспериментальными полигонами, им пришлось заручиться поддержкой верпинов из корпорации «Слайн и Корпил» (Slayn&Korpil), признанных мастеров в судостроении и всем что касалось военных технологий. Секретный исследовательский комплекс разместился внутри нескольких крупных астероидов в астероидном поле Роше (Roche), находившемся в одноименной звездной системе (сектор на карте Q-8).

Несмотря на абсолютную секретность проекта, имперская разведка быстро доказала свои профессиональные навыки. Моффу Бейну Нотосу (Bane Nothos) и его подчиненным удалось не только узнать о местонахождении секретного объекта, но и выведать чем именно занимаются повстанцы. Более того, разведке удалось внедрить в состав конструкторского бюро своего шпиона, регулярно докладывавшего о ходе работ. Агентом имперской разведки был куаррен по имени Салин Глек (Salin Glek). Вместо того, чтобы «прикрыть лавочку» Нотос решил до поры до времени не мешать повстанческим инженерам, надеясь в итоге заполучить несколько рабочих образцов новейшей машины вместе с ведущими инженерами, старшими офицерами Альянса и всей проектной документацией. 

Но удача как всегда была на стороне повстанцев. Когда верпины собрали несколько летающих прототипов, Нотос, командуя небольшим флотским соединением, состоящим из фрегата типа Небулон-Б и нескольких ударных челноков, напал на комплекс. Штурмовикам удалось проникнуть внутрь объекта и даже выкрасть один из прототипов. Но несмотря на это повстанцы все же сумели эвакуироваться забрав с собой все что с могли унести. Провал едва не стоил Нотосу карьеры. Он был понижен в звании и отправлен командовать небольшой патрульной эскадрой, искавшей неприятности на свои филейные части в мирах Внешнего Кольца.

Доработку машины продолжили в другом секретном комплексе. Немного упрощал развитие проекта тот факт, что при создании B-Wing учитывался опыт разработки и эксплуатации бомбардировщика Н-60 «Буря» и легкого истребителя V-19, также созданных корпорацией «Слайн и Корпил».

Однако же и у повстанцев дела шли не совсем гладко. Летчики-испытатели отмечали недостаточную защищенность прототипов. Тонкая броня была простительна для легких маневренных истребителей, но для ударных машин толстая броня и мощный дефлектор были обязательным условием для выживания при атаках на крупные корабли. Множество проблем вызвала и гироскопическая система стабилизации кокпита относительно корпуса. При определенных условиях тело «Вертушки», вращающееся вокруг кабины, давало дополнительные возможности при ведении стрельбы, но в то же время вызывала невиданные ранее проблемы при пилотировании. Во время эксплуатации многие пилоты фиксировали корпус в одном положении и в ходе не меняли его.

Еще одним недостатком машины стала перевооруженность. В этот раз расхожий принцип «кашу маслом не испортишь» сработал против пилотов. Имея на борту разномастное вооружение с различными принципами наведения и способами применения, пилот, в одной атаке, попросту не мог воспользоваться всем вооружением, а в маневренном бою не успевал одновременно следить за тактической обстановкой, уклоняться от атак противника и стрелять. Из-за этого управление «Вертушкой» требовало поистине джедайской реакции или наличия за штурвалом кого-нибудь вроде Веджа Антиллеса или Хэна Соло. А, как известно, хороших пилотов Альянсу Повстанцев всегда не хватало. К слову на «вилках» (Y-Wing), в модификации BTL-S3 изначально было предусмотрено место для оператора вооружения и астродроида, на которого тоже можно было возложить часть работы по наведению оружия. Конечно, при желании, можно было одновременно вести огонь «из всех стволов» (альфа-залп), выделив для этой цели одну-единственную кнопку на штурвале, но шанс попадания в маневренную цель стремился к нулю, а при обстреле вражеского судна огонь из бластерной или легкой лазерной пушки был почти бесполезен. Но вести стрельбу подобным образом мог лишь неопытный пилот, не весть каким образом оказавшийся за штурвалом, так как альфа-залпы очень быстро «съедали» запас энергии бортового генератора.

Более рациональным способом ведения огня было сведение в одну группу ионных пушек и пусковых установок и внесение соответствующих поправок в систему управления огнем (СУО). После произведения торпедного залпа следом за ним летели ионные разряды. Концентрированное воздействие в одну точку одновременно протонного взрыва и ионного импульса оказывало на цель куда больший разрушающий эффект чем использование ПУ и ионных пушек по отдельности.

У СУО «Вертушки» была еще одна интересная особенность. На этапе сближения пилот мог активировать маломощный лазер, встроенный в СУО. Непрерывной серией импульсов подсвечивал (помечал) цель атаки, не нанося ей урона и давая бортовым ракетам или торпедам точные данные о расстоянии до цели, осуществляемых ею маневрах и.т.п. Это позволяло намного увеличить точность первого ракетного или торпедного пуска, но с другой стороны сообщало противнику о предстоящей атаке. А в случае нападения на крупный корабль, давало вражеским канонирам точный вектор подхода атакующего их B-Wing’а. Последнее обстоятельство привело к тому, что пилоты редко использовали систему подсветки целей маломощным лазером, а иногда и вовсе снимали ее, считая бесполезным балластом.

Проектируя ударную машину, «убийцу кораблей», инженеры повстанцев первоначально не придавали большого значения маневренности. Но, тем не менее, им удалось создать достаточно проворную машину. Коэффициент маневренности B-Wing составлял 65 единиц, на 15 больше чем у Y-Wing и всего лишь на 10 меньше чем у знаменитого «Креста» (X-Wing). Однако стоит отметить, что необычный дизайн и, как следствие, нетрадиционное размещение маневровых двигателей, позволяли особо опытным пилотам, вовремя проворачивая корпус вокруг оси кабины, значительно повышать озвученный коэффициент. Некоторым даже удавалось сбрасывать с хвоста вражеские истребители и входить в вираж СИД Истребителей и Перехватчиков. К счастью для имперцев, настолько опытных пилотов в Альянсе можно было сосчитать по пальцам одной руки невезучего фрезеровщика.

В бою эскадрильи «Вертушек» часто сопровождались более маневренными и скоростными истребителями. Особенно хорошо в связке с B-Wing’ами работали перехватчики A-Wing. Этим чрезвычайно быстрым и юрким машинам хватало скорости, чтобы вовремя перехватить истребители противника, маневренности, чтобы сковать их в маневренном бою, и огневой мощи, чтобы выйти из этой схватки победителями.

Недостатком машины стала высокая сложность в производстве и наличие сравнительно редкой электроники, узлов и агрегатов. Это привело к большой стоимости каждого истребителя. Увеличивало цену машины и мелкосерийное производство. Наладить же массовый выпуск «Вертушек» не позволяла все та же цена и активность имперской разведки, день за днем продолжавшей поиск заводов и фабрик, работавших на Альянс. Указанная выше сумма в 220 000 кредитов относится только к части себестоимости машины и не учитывает всех расходов, которые несли повстанцы, добывая и доставляя к месту сборки дефицитные детали.

Порой невозможность добыть необходимые детали и в том числе двигатели, указанные в спецификации, вынуждала повстанческих корабелов на месте изобретать различные ухищрения и переделывать обтекатели того или иного модуля, втискивая в него чуждую деталь. Делом доказывая справедливость русской поговорки «голь на выдумку хитра», повстанцы невольно создавали десятки модификаций, тем или иным образом отличавшихся начинкой от собратьев. В общем, повторилась судьба перехватчика A-Wing, при сборке которых тоже часто приходилось использовать «левые» детали, изначально непредусмотренные в проекте.

Был и еще один недостаток, о котором стоит рассказать отдельно. Он касался возможностей машины по перемещению в гиперпространстве. Из-за примитивности навигационного компьютера, ограниченного при расчете координат и очень скромной памяти, способной хранить и просчитывать только два набора координат для гиперпрыжка, все без исключения «Вертушки» страдали от отсутствия мобильности. Ударная группа без использования авианосца попросту не могла подойти к цели сложным маршрутом, огибая имперские патрули, аванпосты и прочие преграды. Фактически у ударной группы было только два способа подхода к объекту атаки:

1) Прямой полет по предсказуемому вектору и такой же прямой отход дававший противнику возможность быстро просчитать направление отхода эскадрильи, где она наверняка должна была соединиться с рейдером-авианосцем. 

2) Полет с одной промежуточной точкой гиперперехода и необходимостью ожидать эвакуирующий их корабль прямо в зоне проведения операции.

Оба варианта таили в себе очевидные опасности, как для самой ударной группы, так и для рейдера доставившего ее неподалеку от атакуемой цели. В первом за отходящими повстанцами могли отправиться имперские корабли, жаждущие отомстить за недавний визит мятежников. А во втором, корабль-эвакуатор могли попросту перехватить на пути к цели, так как он был более заметным объектом для вражеских локаторов, или же вывести из строя прямо в зоне проведения операции. 

Скорость гипердвигателя тоже не блистал совершенством. Далекий от совершенства гипердвигатель Slayn & Korpil HYd-997 соответствовал 2 классу по общегалактическим стандартам. Для имперских ударных машин 2 класс был вполне достаточным (аналогичный по мощности стоял на Xg-1 – прим.), так как у них зачастую не было необходимости отходить от объекта атаки «на всех парах» и изо всех сил скрываться от преследователей.

Все описанные выше недостатки, за исключением разве что гипердвигателя, самым непосредственным образом сказались на темпах выпуска B-Wing’ов. До битвы при Эндоре повстанцы успели сформировать лишь несколько эскадрилий, не оказавших большого влияния на ход до-эндорской фазы ГГВ.

истребитель-бомбардировщик повстанцев уничтожает Звездный Разрушитель

(для увеличения изображения кликните по картинке)

Описав недостатки, выделим и достоинства машины. А их было с избытком. В первую очередь вооружение. Несмотря на всю сложность его применения, арсенал «Вертушки» поражал воображение.

Основным противокорабельным вооружением истребителя-бомбардировщика были от 12 до 16 протонных торпед или ракет. При необходимости можно было адаптировать пусковые установки Krupx MG9 для запуска мощных протонных противокорабельных бомб. Дополняли ПУ тяжелая лазерная пушка Gyrhil R-9X и три ионные пушки ArMek SW-7а.

Последние были очень эффективным средством для выведения из строя легких судов, особенно транспортников. Для боя с вражескими истребителями в основном использовалась двуствольная скорострельная автоматическая бластерная пушка Gyrhil-72, установленная под кокпитом. 

Стоит отметить одну важную особенность B-Wing - модульную систему подвески вооружения. Она позволяла заменить все оружие «Вертушки», адаптируя машину для предстоящей миссии. Съемными были модули с ионными пушками на законцовках малых крыльев и главный орудийный модуль на конце основного крыла.

Двуствольная пушка Gyrhil-72 под кокпитом могла быть заменена на четырехствольную автоматическую бластерную пушку сравнимых с ней габаритов. Иногда на ее место ставилась трехствольная легкая ионная пушка. Немного реже устанавливалась двуствольная лазерная пушка.

Популярным альтернативным набором вооружения B-Wing’а была установка трехствольной ионной пушки под кокпитом и замена ионных пушек на малых крыльях лазерными орудиями.

Модульность вооружения оказалась полезной даже в мирном труде. После битвы при Эндоре некоторые обломки Звезды Смерти II, не успевшие сгореть в атмосфере, обрушивались на поверхность лесной луны, вызывая многочисленные пожары. «Вертушки», оснащенные противопожарным «вооружением» использовались для тушения лесных пожаров.

B-Wing имел схожую же систему поворотных крыльев (S-крыло), какую можно было наблюдать на «крестах» (X-Wing). В боевом положении крылья раскрывались. Установленные на законцовках крыльев маневровые двигатели увеличивали маневренность истребителя-бомбардировщика. В посадочном режиме S-крылья складывались вдоль корпуса.

Уже в ходе эксплуатации в боевых эскадрильях выяснилось, что фирменная система поворотного крыла, вращающегося вокруг кокпита, время от времени давала сбой. Виноват был чрезмерно сложный набор гироскопов, шарниров, шестеренок и прочей сопутствующей механики. Из-за этого корпус истребителя могло заклинить в самом причудливом положении относительно пилотской кабины. Безопасно посадить при этом перекособоченную машину, у которой к тому же не могли выйти посадочные опоры, мог только опытный пилот или вмешательство притягивающего луча. В полете же вернуть к жизни заклинившую механику было попросту невозможно. Только в ангаре и только при помощи кувалды или иного подобного «тонкого» инструмента, приправленного матерным словцом механика, сорванный подшипник или шестеренку удавалось вставить на место, вернув «Вертушке» штатный облик. Эту проблему не удалось решить даже после Эндора и поворотное крыло стало вечной головной болью механиков.

Локаторы «Вертушки» (в идеале это были Fabritech ANv-9q) и часть системы наведения располагались в обтекателе рядом с двигателями, под секцией поворотных крыльев. В центральном отсеке истребителя находился генератор, дефлекторный генератор, проекторы щита, гипердвигатель и радиаторная система охлаждения. Все эти системы смонтированы вокруг мотогондолы, в которой установлены четыре маршевых двигателя.

Остальные важные узлы машины, такие как антенна навигационной системы Microaxial LpM-549, отсеки с топливом и др, находятся в основном крыле. Два малых крыла несут в себе часть энергосистемы и репульсоры.

Маршевые двигатели истребителя-бомбардировщика чаще всего были представлены четырьмя ионными JZ-5, производства корпорации Slayn & Korpil. Несмотря на солидный вес и особенности конструкции эти сравнительно небольшие двигатели умудрялись разогнать B-Wing до 90 MGLT, то есть на 10 единиц больше чем могли выдать двигатели основной до-эндорской серийной модификации «крестокрыла» (Т-65В). Для сравнения, скорость СИД Бомбардировщика, выполнявшего в имперском флоте схожие задачи, составляла только 60 MGLT. К сожалению, двигатели «Вертушки» выделяли много тепла. Для предотвращения перегрева пришлось использовать огромную радиаторную решетку с непростой системой охлаждения. Эта решетка была огромным ударом по скрытности машины. Она испускала сильное инфракрасное излучение, которое легко обнаруживалось тепловыми датчиками на большом расстоянии.

Верпинские инженеры серьезным образом подошли и к делу спасения пилота. В отличие от всех других повстанческих МЛА, на B-Wing’ах была двойная система катапультирования. При критических повреждениях основного корпуса, но неповрежденной кабине, система отстыковывала от машины кабину пилота, превращавшуюся на время в спасательную капсулу. Капсула имела собственные двигатели, небольшой запас топлива, резервный генератор, набор сенсоров, систему жизнеобеспечения и достаточно мощный комлинк чтобы подать сигнал о помощи. Если же был поврежден и кокпит, могло быть произведено стандартное катапультирование, при котором пилот выстреливался в космос вместе с креслом. Отдельно стоит отметить тот факт, что все пилоты «Вертушек», в отличие от своих коллег летавших на «крестокрылах» (в том числе и на сравнительно новых T-65C A2 X-Wing), носили полноценные скафандры с герметичными шлемами, что тоже повышало шансы на выживаемость при катапультировании. Уровень потерь среди пилотов B-Wing’ов очевидно был самым низким.

Катапультируемая капсула

Серийные «Вертушки» появились во флоте Альянса вскоре после битвы при Явине. Первые же стычки с их участием доказали, верпины старались не зря. После уничтожения нескольких кораблей, имперцы не на шутку встревожились. Слух о появлении нового мощного тяжелого истребителя быстро распространился в имперском флоте. Вероятно, слухи подогревались и самими повстанцами, которым как никому другому было выгодно создать своему диковинному истребителю имидж непобедимого борца. Однажды это привело к тому, что при встрече с эскадрильей B-Wing’ов целое авиакрыло СИД Истребителей бросилось наутек. Чтобы разрушить миф о непобедимости «Вертушек», имперская контрразведка провела спецоперацию по дезинформации противника и выяснила, куда будет нанесен следующий удар. Вскоре в засаде, организованной в астероидном поясе Фара (Fara's Belt) эскадрилья B-Wing’ов была уничтожена СИД Истребителями. В дальнейшем имперские пилоты не боялись вступать в открытый бой с «Вертушками», особенно если находились за штурвалом СИД Перехватчиков.

И хотя «Вертушек» перестали бояться пилоты истребителей, их стали все больше опасаться экипажи крупных кораблей. Суммарной огневой мощи эскадрильи был достаточно чтобы нанести тяжелые повреждения даже тяжелому крейсеру. В битве при Эндоре именно эскадрилье B-Wing принадлежала слава уничтожения одного из имперских Звездных Разрушителей. Конечно, пилоты не действовали в отрыве от остального флота, и свою лепту в уничтожение могучего линкора внесли и другие корабли повстанцев, но финальный аккорд поставили именно B-Wing’и торпедами вызвав детонацию корабельного реактора, превратившего ИЗР в огромный пылающий шар.

Каждый пилот, садившийся за штурвал B-Wing’а, сразу начинал чувствовать свою элитарность; приобщение к закрытому сообществу наиболее опытных пилотов Восстания. Это в частности приводило и к большой привязанности к своим машинам. Многие пилоты взяли себе за правило лично контролировать каждый ремонт и модификацию своей «Вертушки». Причем некоторые модификации проводились исходя из пожеланий пилота.



В течение всего срока эксплуатации основной задачей «Вертушек» было уничтожение или выведение из строя крупных кораблей и судов имперского флота. Вторичной целью являлось осуществление ракетно-бомбовых ударов по планетарным объектам противника и оказание поддержки наземным войскам. 

До Эндоре наиболее известными акциями с участием B-Wing’ов были: налеты на имперские исследовательские комплексы гранд-адмирала Заарина, рейд «Разбойной» эскадрильи на имперскую тюремную станцию на орбите Бакуры и битва на Котлисе (Kothlis). В битве за Котлис именно на совести «Вертушек» было уничтожение ИЗР «Мотиватор» (Motivator) и некоторого количества имперских шагоходов на земле. В ходе эндорского сражения несколько эскадрилий B-Wing’ов осуществили ряд успешных торпедных атак на имперские корабли.

После образования Новой Республики постепенно стали исчезать проблемы связанные с организацией производства B-Wing’ов, получения новых запчастей и обеспечения технического обслуживания имевшихся машин. Разваливающейся имперской разведке стало попросту не до мятежников. Это дало возможность наладить полноценное серийное производство. Хотя выпуск «Вертушек» всегда был меньше чем темпы производства МЛА других типов.  

В течение последующих лет эскадрильи B-Wing’ов все чаще стали принимать участие в боевых действиях. Они сыграли важную роль в оккупации Корусканта. Затем несколько эскадрилий можно были встретить в составе эскадр сражавшихся с Зсинжем, правителем одного из крупнейших имперских осколков. В ходе кампании они сыграли важную роль в уничтожении сверхлинкоров СЗР «Железный Кулак» (Iron Fist) – флагмана Зсинжа – и не боеготового СЗР «Поцелуй Бритвы» (Razor's Kiss). Затем они были замечены в кампании против Кьютрикской Гегемонии адмирала Делака Креннеля. А также в битвах за Адумар и Алманию.

B-Wing’и отлично показали себя в ходе йуужань-вонгской войны, 25-29 гг. ДБЯ. Сотни «Вертушек» достойно сражались в обеих битвах за Корускант и баталиях при Эбаке-9 и планете Борлеас.

После окончания войны «Вертушки» продолжали оставаться на вооружении став одним из лучших тяжелых истребителей-бомбардировщиков флота Галактического Альянса, правопреемника Новой Республики. В составе флота ГА они сражались в так называемой Роевой Войне (36 год ПБЯ) и Второй Галактической Гражданской войне (40-41 гг. ПБЯ). Хочу заметить, что во время Роевой Войны B-Wing’и можно было встретить не только во флоте ГА, но и в армаде килликов. Последним «убийц кораблей» предоставили верпины. Являясь по своей природе насекомыми (инсектоидами) они испытывали симпатию к другим насекомым, в числе которых были и киллики. В определенный период времени помощь килликам стала для верпинов чем-то сродни родственным обязательствам.

Но не только киллики приобретали B-Wing’и. В течение ГГВ верпины иногда продавали свои истребители про-республиканским правительствам. Иногда и сама Новая Республика избавлялась от подержанных «Вертушек», продавая их своим союзникам.

Тяжелый истребитель-бомбардировщик B-Wing, прозванный пилотами «Вертушкой», многие десятилетия служил во флотах повстанцев, Новой Республики, Галактического Альянса и некоторых планетарных правительств, оставаясь грозной боевой машиной.

Во время ГГВ, желая устранить технические недостатки базовой модели, были созданы две модификации – B-Wing/Е и B-Wing/Е2. И хотя эти машины решили часть технических проблем, производство базовой модели никогда не прекращалось.

«Вертушки» атакуют мандалорский линкор типа «Кельдаб»

Примечание 1

Вы наверняка обратили внимание на прозвище B-Wing – «Вертушка». Это не мой фанатский произвол, а один из вариантов каноничного прозвища машины. В оригинале его кличка – Spinner. Это слово также можно перевести как «Втулка» или «Волчок» (деталь механического устройства).

А вот прижившееся словечко «Бритва», встречающаяся только в переводах ЭКСМО, это всего лишь произвол криворуких переводчиков издательства.

Примечание 2

Если вы заинтересовались этим истребителем-бомбардировщиком, и хотите больше узнать о его возможностях в маневренном бою, рекомендую прочесть комментарий Law Snoll – вирпила (виртуального пилота) отлетавшего в ЗВ-симуляторах больше чем все бароны Фелы и Веджи Антиллесы вместе взятые. Там же присутствует и мой комментарий.

схема B-Wing

(для увеличения изображения кликните по картинке) B-Wing в разрезе

(для увеличения изображения кликните по картинке)

Источники:

Автор: Гелу (Gelu)

Обсудить на форуме

↑ Наверх